© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Из Бохтариёна до ИГИЛ, безызвестность и ожидания

В одной семье в Вахшской долине считают, что присоединение их сына вместе с невесткой и несовершеннолетним ребенком к “ИГИЛ” и годы неизвестности об их судьбе сильно ударили по психологическому состоянию семейства, а последовавшая затем стигма со стороны односельчан огорчает их еще больше. 

Тоҷикӣ

Из-за переживаний по поводу того, что Кудбидин Тавакалов, его жена Гулнора Тавакалова и их несовершеннолетний сын отправились в Сирию, умер отец семества, Шарбаттуло Тавакалов. Он так и не дождался5 вестей о сыне и его семье.

Сабринисо Тавакалова, мать Кудбидина

Семья Тавакаловых проживает в городке Бохтариён Бохтарского района. Кудбидин был младшим ребенком в семье,  после окончания школы в 2007 году периодически ездил в Россию, на заработки.  Через полгода после женитьбы на Гулноре Тавакаловой он снова уехал в трудовую миграцию, а потом забрал и  жену, которая к тому времени уже родила ребенка. Там они оба стали жертвами пропагандистов “Исламского государства” и уехали в Сирию совершать “джихад”.

Семья Тавакаловых услышала эти новости от сотрудников госорганов Бохтарского района в 2016 году, и с тех пор они переживат за то, что происходит с их родными.

“В прокуратуре Бохтара нам сообщили, что в отношении нашего сына, 28-летнего Кудбидина и 25-летней Гулноры возбуждены уголовные дела, и они, как радикальная молодежь, находятся в розыске”.

Сабринисо Тавакалова, мать Кудбидина, говорит, что ее сын ехал в Россию на заработки. В 2014 году, после женитьбы уехал в трудовую миграцию, там заболел и по телефону попросил нас отправить его жену и ребенка к нему. Мы купили невестке билет и отправили ее к сыну.

– Волнуюсь о сыне, в каком он сейчас состоянии? Отец, переживая за него, не выдержал и скончался, я тоже постоянно о них думаю – где они сейчас, в каком положении. Мечтаю хотя бы еще резок обнять его”, – говорит эта отчаявшаяся мать с глазами полными слез.

Эта семья даже обещала сотрудникам правоохранительных органов отдать в виде подарка корову – единственное ценное, что у них есть, если они вернут сына из Сирии.

Брат Кудбидина сказал нам, что его брат был хорошим человеком, не пил, не курил, читал намаз и держал пост.

«Мы никак не можем поверить, что он мог пойти по такому пути. Нас несколько братьев, и все мы работаем в России. Если бы мы знали о его намерении примкнуть к бессмысленным войнам в Сирии, то обязательно отговорили бы его», – сказал он.

Брат считает, что Кутбидина кто-то обманным путем вывез в Сирию. На протяжении  двух лет он не связывался с ними, и они не в курсе, жив ли он еще.

«Единственная наша мечта – еще раз обнять сына нашего отца, и пусть даже его накажут в рамках законодательства страны, но мы будем знать, что он жив и находится в Таджикистане».

Сейчас информация о том, что Кудбидин Тавакалов находится в розыске в подозрении в членстве в «Исламском государстве», размещена рядом с отделением милиции и на центральных улицах Бохтарского района.

Встречи и беседы не дают результатов

Стоит отметить, что Кутбидин Тавакалов не единственый в этом маленьком городке,  кто примкнул к террористической группировке «Исламское государство».

Абдугафор Ёров, заместитель председателя джамоата городка Бохтариён Бохтарского района

Абдугафор Ёров, заместитель председателя джамоата городка Бохтариён Бохтарского района отметил, что одна семья вместе с женой и детьми и еще 12 молодых людей присоединились к “Исламскому государству” с целью совершить “джихад” и, по оперативным данным, находятся на территории Сирии и Ирака. Он сказал, что многие поехали туда из трудовой миграции. Он уточнил, что семья, о которой идет речь, и является семьей Тавакаловых и до сих пор не связывались со своими родными.  

По словам должностного лица джамоата, в ходе встреч и бесед с родителями молодых людей, которые находятся в так называемом «черном списке», выяснилось, что иногда они связывались с родными по телефону, но с 2016 года их связи прекратились, и сейчас о них нет никакой информации.

Одним из фактором, способствующих присоединению молодежи джамоата к ИГИЛ Абдугафор Ёров назвал гражданскую войну в Таджикистане (1992-1997 гг. – прим. переводчика), приведшую к тому, что многие граждане стали беженцами, а их дети не смогли получить должного образования. Из-за отсуствия знаний они становятся жертвами обмана вербовщиков так называемого «Исламского государства» и едут воевать в Сирию и Ирак.

Для предотвращения присоединения молодежи к радикальным группировкам и их возвращения на Родину официальные органы проводят встречи и беседы, которые, как показывает время, пока, сожалению, остаются безрезультатными, поскольку никто из уехавших так и не вернулся из Сирии домой.

Дильшод Валиев, сотрудник отдела по делам религии и упорядочению традиций и обрядов джамоата городка Бохтариён Бохтарского района сказал, что в борьбу против преступлений и преступности, терроризма и экстремизма каждый здравомыслящий человек должен внести свой вклад. По мнению нашего собеседника, для предоствращения присоединения молодежи к этим радикальным группировкам нужно проводить профилактические беседы и встречи с молодежью и, таким образом, повышать уровень их осведомленности. Необходимо научить подростков и молодежи патриотизму, привлечь их внимание к повышению уровня образования и любви к труду и получению профессии.

Наряду с этим, эксперты в Хатлонской области считают, что возвращение молодежи из рядов ИГИЛ представляется трудной задачей, и за небольшим  исключением по Хатлонской области, другие с ней не справвлются.

Журналист, Орзуи Карим, который хорошо знаком с данной темой, отметил, что выйти за пределы территорий, подконтрольных ИГИЛ практически невозможно:

«Многие ребята, которые примыкают к ИГИЛ, жалеют о содеянном, однако беседы с теми, кто свернул с половины пути, то есть из Турции и с теми, кто вернулся из Сирии, показывают, что их возвращение – не легкое дело. Несмотря на то, что закон предусматривает амнистию в отношении тех, кто вернулся и жалеет о содеянном, однако сам обратный путь на родину является очень трудным. Особенно для женщин, которые после смерти мужей остались там с детьми на руках», – сказал он.

По информации, озвученной президентом страны, Эмомали Рахмоном, вовремя своего визита в Бохтарский район  несколько месяцев назад, около 90 человек из этого района, в числе которых есть женщины и дети, присоединились к «Исламскому государству».  В мае нынешнего года, в ходе своего визита в Дангару, президент выразил обеспокоенность участием таджикской молодежи в боях в Сирии и Ираке и отмечал, что под черными знаменами ИГИЛ воюют 500 жителей Хатлонской области.

Рахмонали Додархуджаев

Материал подготовлен в партнерстве с Представительством “Института по освещению войны и мира” (IWPR) в Таджикистане в рамках проекта «Усиление роли общества в борьбе с радикализмом в Таджикистане».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: