© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Таджикский эксперт: Ислам наша религия, но он не может стать нашей национальной идеей

В течение нескольких лет в прессе и научных кругах вызывает споры вопрос “национальной идеи”. Исследователи, ученые, общественные и научные деятели выражали разные мнения, однако общество до сих пор не может придти к конкретному заключению – что должно стать национальной идеей таджиков.

В беседе с “Asia Plus”  своим мнением поделился доктор исторических наук, профессор Иброхим Усмонов.

– Прежде всего, хотели бы узнать насколько важна национальная идея для формирования национального государства?

– Без национальной идеи государство не может определить свои конечные цели, его ценности не будут уважать и оно не сможет занять достойное место в мировой общественности. Национальная идея является инструментом и основной базой формирования национального государства.

Задача государства заключается в объединении титульного народа государства и других народностей, которые находятся в той среде и хотят быть вместе с титульной нацией. Когда нация разрознена, построить государство невозможно.

Однако, если национализм будет основой национальной идеи, эта идея и строящее государство на его базе, не будет успешным. Другие будут относиться к нему неблагосклонно.

– Тогда, что должно быть основой формирования национальной идеи?

– Во всех разработанных национальных идеях должна указываться такая идея: моя нация существует как другие нации и имеет право на свободную жизнь и свободное развитие. Права моей нации должны быть защищены как и права других наций.

– Говоря о нации вы имеете ввиду только таджиков или все национальности, живущие в Таджикистане?

– Понятия “нация” и “государство” сегодня во многих случаях используются в одном смысле. Например, “Маджлиси милли” (Национальное собрание), “Бонки милли” (Национальный банк), национальная валюта и тому подобное. В советское время под термином народа имелся ввиду весь советский народ. Но говорили “таджикская нация”, “русская нация” и так далее.

Сегодня понятие нации и государства воспринимаются однозначно. Говоря народ, я имею ввиду таджикский народ (в самом Таджикистане и за его пределами), а под понятием нации должны пониматься все народы, проживающие в Таджикистане.

– На самом деле, споры о разработке национальной идеи возникли после распада Совесткого Союза. Тогда споры рождались на какой почве?

– Действительно эта тема стала актуальной после приобретения независимости. Вначале у всех народов советских республик проснулся национальный дух. В частности в Таджикистане мы тоже думали, что где бы не находился наш народ, мы должны быть сплоченными. В то время больше формировались и развивались национальные мысли.

Однако немного позже одна группа внутри Таджикистана признала нацию как таджикский народ, а другая как часть исламского мира – мусульманами.

Еще в 2003 году вместе с профессором Абдунаби Сатторзода мы заинтересовались этим вопросом и совместно высказались по теме “национальная идея – создание единой нации”. Независимо от языка, народности, религии и местности, единая нация должна иметь единую цель. Проблемы и достижения своего соотечественника считать своими. Для формирования национального государства это считается важным.

– Вы отметили, что вначале больше выражался национальный дух, но позже свое влияние оставил и религиозный фактор. Как вы думаете, национальная идея должна формироваться на основе национальной или религиозной мысли?

– Национальная идея должна формироваться на основе национального мышления. Она должна выражать историю надежд и чаяний славных и добродетельных предков, сегодняшнего дня граждан страны и будущее нового поколения. Если она не принадлежит народу, осуществление такой идеологии не нужно. Почти все население Средней Азии, Афганистана, Пакистана, Ирана, Турции, части Индии, Малайзии, Бангладеш и все арабские государства являются мусульманами. В этом случае, если мы при формировании национальной идеи будем опираться на ислам и мусульманство, тогда какая разница будет между нами и теми народами?

В Коране указывается нация мусульман. Те, кот хочет формировать национальную идею на базе религии, взяли это за основу и говорят, что мы мусульманская нация. События первых лет независимости проходили на основе такого мышления. То есть, над национальной таджикской идеей верх взяла идея, сформированная на базе религии. Эти группы предъявляли претензии о том, что все мысли должны исходить из ислама, однако, когда национальное сознание стало идентичным с религиозным, мы остановились в своем развитии.

Когда наша национальная идея опиралась на нацию, мы с гордостью говорили о своих знаменитых предках: Зороастре, Фирдавси, Авиценне, Айни, Гафурове, Турсунзаде и многих других. Но когда пришли исламисты, к ним присоединилась и часть интеллигенции, которая негативно относилась к великим предкам.

– Почему национальная идея не может формироваться на основе религиозной мысли?

– Потому что конечные цели исламского общества и почитания таджикской нации различаются. Основной причиной гражданской войны в стране было использование этого лозунга. То есть, – исламская нация. Вместо понятия “таджикская нация” появился термин “приверженцы ислама”.

Конечно, сегодня ислам наша религия и его мысли не чужды нам, но они не являются нашей национальной идеей. Они могут быть составной частью нашей национальной идеи, но никак не основной мыслью. Ислам является духовной верой, а не фактором политического единства.

– Есть ли возможность соединения религиозных и национальных ценностей и формирования на этой основе национальной идеи?

– Прежде всего, конечные цели и средства его достижения в этих ценностях разные, по этой причине они не могут быть соединены.

Религиозные и национальные традиции различаются друг от друга. Поэтому между ними не может быть союза. В конечной цели ислама говорится, что “все должно быть осуществлено на основе Корана, а наша национальная идея – все должно быть по справедливости”. Однако это не означает того что, в национальном государстве мусульмане будут притеснены.

Наоборот, национальное государство всем, в частности верующим мусульманам, тоже предоставляет широкие возможности, чтобы вместе дружно жить и не испытывать друг к другу неприязни. Без опаски и тревоги соблюдать предписания священной книги. Для таджика ислам священен, однако прежде всего, он хочет, чтобы другие уважали его язык и национальные ценности. В государстве, построенном на основе национальных ценностей, приверженцы ислама могут проживать соверешнно свободно.

– Если обобщить все сказанное, какая мысль на сегодня может быть нашей национальной идеей?

– Мы вместе с профессором Абдунаби Сатторзода предложили как национальную идею – национальное единство. Думаю что и сегодня эта идея важна и актуальна для таджикского народа. Если каждый житель Таджикистана будет считать себя хозяином этой родины, будет знать и соблюдать свои права, будет гордиться свободой и независимостью своего государства, то это и будет национальное единство.

Национальное единство формируется только, когда все принимают и признают его суть. Сейчас мы нуждаемся в этом. Мы создали независимое, правовое, демократическое и единое государство. Стабильность и мир тоже воцарился.

Источник: Asia Plus