© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Подростки Казахстана в религии

Согласно последней переписи населения в 2009 году, почти 1,5 млн. казахстанцев в возрасте 15-19 лет указали, что относят себя к той или иной религии. Неверующими себя назвали лишь чуть более 40 тысяч подростков.

English


Подпишитесь на наш канал в Telegram!


*Материал опубликован в рамках серии статей cabar.asia, посвященной информированию аудитории о религиозном многообразии в странах Центральной Азии. Авторы не преследуют цель пропаганды той или иной религиозной конфессии.

Автор: Юна Коростелёва

Мариам, 17 лет, мусульманка:

– Целыми днями я занята университетом. В свободное время, а его у меня очень мало, я стараюсь как можно больше читать и спать, чтобы отдохнуть от занятий. Я учусь на первом курсе на переводчика с корейского и английского на казахский и русские языки.

Я мусульманка. Родилась в религиозной семье, все мое окружение очень религиозное. У меня не было особого выбора, однако я много читала, изучала и со временем поняла, что я действительно мусульманка. В 11 лет я покрылась. В городе к платку относятся более-менее адекватно, а вот за городом, где я и живу, более старшее поколение в принципе ни к чему нормально не относится.

Photo: А. Билялова

Я часто езжу на автобусах, на меня постоянно смотрят. Иногда подходят и спрашивают, не слишком ли рано я покрылась, предлагают снять платок. В школе ребята называли меня старушкой. В университете я хорошо со всеми общаюсь, несмотря на то, что большинство учеников – агностики или атеисты.

Когда я танцую, крашусь, пою, шучу на сомнительные темы, люди спрашивают: «Ты вообще нормальная? Вам так можно?». Но я – это не просто хиджаб. Я – это я. Я тоже человек, я тоже личность.

С девяти лет я пять раз в день читаю намаз. Я думаю, что начала очень рано. Меня никто не заставлял начинать читать намаз и покрываться, я пришла к этому самостоятельно. А мои родители даже пытались отговорить меня, потому что думали, что я приняла это решение неосознанно.

Однажды в школе, когда я только начала приходить в хиджабе, одна из учителей показала на меня пальцем и сказала, что не будет учить таких, как я, потому что ислам – не казахстанская религия.

До того, как в Казахстане приняли закон о запрете ношения хиджаба в школах, мы договаривались с директором, чтобы она дала согласие. После принятия закона мы с родителями пришли к тому, что платок придется снять, так как я хочу получить нормальное образование наравне с другими детьми. Когда я вернулась в школу без хиджаба, я чувствовала себя голой.

В приказе министра образования Казахстана «Об утверждении требований к обязательной школьной форме для организаций среднего образования» за № 26 от 14 января 2016 года нет запрета на ношение хиджаба как такового, но есть утвержденная форма для школьниц, которая не подразумевает ношение платка. 

Читайте также: Одеяние раздора. Как в Казахстане борются с хиджабами в школах

Было время, когда я во многом сомневалась. Мой кругозор начал расширяться, и я стала замечать, что некоторые религиозные группы унижают группы меньшинств. Эта ужасная ситуация в Чечне, когда жители вылавливали, пытали и убивали гомосексуалистов меня сломала. Я долго плакала и думала о том, что если религия – это то, что я вижу и читаю, то для чего она вообще нужна? Я пришла к тому, что жестокость все-таки зависит не от религии, а от человека. Я против насилия.

Photo: А. Билялова

Владимир, 19 лет, православный:

– Раньше я занимался паркуром, но сейчас у меня травма колена, поэтому мое увлечение отошло на второй план. Стараюсь как можно больше читать и саморазвиваться. С 13 лет я занимался сборкой, перетяжкой и ремонтом мебели со своим отцом, так что теперь я знаю о мебели все, могу проконсультировать по любым вопросам.

Я православный. Родился в религиозной семье, меня крестили через несколько месяцев после рождения. Все детство мне прививали веру в Бога. Для меня Бог – это не человек, а что-то более духовное. Я не боюсь и уважаю его, а также считаю, что даже если на мне есть какие-либо грехи, то он сможет покарать меня только после смерти.

Не помню, чтобы я был помешан на религии. Я хожу в церковь, но пока что не до конца понимаю для чего. Но когда я выхожу из нее, я чувствую себя правильным человеком, духовно очищаюсь. В церкви я чувствую что-то великое, обычно ставлю свечку и читаю молитву.

Я не верю в то, что землю и всех живых существ создал Бог. Думаю, что религии были созданы потому, что надо было во что-то верить, дабы решать свои проблемы. Однако вера помогает мне. Я всегда рассчитываю только на себя и не думаю, что Бог когда-либо что-то сделает за меня, но он может помочь мне, когда я буду в этом нуждаться. Когда мне плохо, я читаю молитвы, от этого становится легче.

Вообще, в детстве в божество, которое создало Землю, я верил сильнее. Возможно, это потому, что я рос в религиозном обществе. Это как вера в Деда Мороза – со временем приходит осознание того, что его не существует.

Все мои друзья – атеисты, но я стараюсь не беседовать с ними на тему религий. Иногда у меня спрашивают, для чего мне вообще нужна религия, но я не хочу спорить, поэтому отвечаю, что верю просто так. Хотя у меня есть друг-мусульманин, мы с ним периодически спорим о Боге, но стараемся не уходить в дебри и переводим тему.

Марк, 15 лет, кришнаит:

– Я учусь в школе и параллельно – в IT-академии на программиста. В свободное время я играю в баскетбол, фотографирую, занимаюсь видеомонтажом, иногда пишу музыку и различные лонгриды.

Я кришнаит. В этой религии и в этом осознании я нахожусь около шести лет. Для меня религия – это опора, что-то, что меня поддерживает. Если у меня бывают какие-либо сложные времена, то религия и это тонкое чувство Бога мне очень помогает. Конечно, были моменты, когда я отдалялся от религии, но я всегда возвращался и понимал, что это – мой путь.

Я исповедую вайшнавизм, в обществе эта религия более известна как кришнаизм. Она основана на счастье, в ней Бог – это, в первую очередь, любовь. Во многих других религиях Бога нужно бояться, в нашей же его надо любить. Бог, Кришна, любит всех живых существ.

Вайшнавизм – одно из направлений индуизма, основанного на поклонении богу Вишну и его воплощениям (в основном Кришна и Рама). (источник)

Наша вера основана на любви: любви к Богу, любви к миру, любви ко всем живым существам. Из-за этого я вегетарианец.

В вайшнавизме есть четыре основных принципа: ахимса – принцип ненасилия, он предполагает полное веганство. Нельзя причинять боль живым существам, поэтому я не ем мясо. Также нельзя использовать натуральные мех и кожу. Второй принцип – неупотребление алкоголя, сигарет, наркотических веществ, а также лука и чеснока. Третий принцип – неучастие в финансовых махинациях, азартных играх и других подобных вещах. Четвертый принцип – неучастие в незаконных половых актах. Каждый трактует этот принцип по-своему, для меня это секс без отношений или же измена. Я употребляю в пищу яйца, лук и чеснок, в остальном соблюдаю эти принципы.

К вайшнавизму я пришел благодаря своему отцу. Как-то ему попалась статья про индуизм, его это очень заинтересовало, и он стал углубляться в эту тему. Таким образом он открыл для себя кришнаизм. В Алматы он нашел местный филиал Международного общества сознания Кришны, начал посещать службы и мероприятия.

Службы в вайшнавизме очень сильно отличаются от христианских, например. У нас воспеваются мантры под различные музыкальные инструменты, люди танцуют, продается очень много индийской еды и сладостей. В вайшнавизме есть понятие «прасад» – это освященная пища. Сладости считаются самой благостной пищей, особенно если они из молока.

Я читаю Маха Мантру – это главная мантра в вайшнавизме, ее положено читать ежедневно на четках. Четки сделаны из туласи – это священное дерево, как базилик, только дерево. Всего четок 108. Человек сам для себя устанавливает количество кругов, которые он читает ежедневно. Я читаю три или четыре круга по 108 ежедневно.

Мои родители хорошо относятся к моей религии, так как мой папа кришнаит, а мама в принципе хорошо относится к любым религиям.

Многие люди считают, что вайшнавизм – это движение хиппи или что-то подобное, но это ошибочный стереотип. Вайшнавизм – это ответвление индуизма. Я стараюсь держать свою религию в очень узком кругу общения, поэтому не сталкивался с оскорблениями в свой адрес. Мои родственники тоже давно привыкли и считают, что вера в другого Бога лучше, чем атеизм.

Алина, 16 лет, агностик

– Я учусь в 11 классе, учебе посвящаю большую часть своего времени. Сейчас особенно усердно работаю над своим английским. Я очень люблю рисовать, часто провожу свободное время за небольшими набросками или какими-то грандиозными картинами. На выходных или каникулах я фотографирую своих друзей или же просто природу. Еще люблю писать небольшие рассказы или посты, но в будущем хочу стать режиссером.

Я агностик. Агностицизм для меня что-то среднее между верой и атеизмом. Я пришла к этим убеждениям, так как в мире есть вещи, которые невозможно объяснить ни наукой, ни логикой.

Я родилась и выросла в нерелигиозной семье, у нас не праздновались какие-либо праздники, связанные с верой, я никогда не ходила в церковь или мечеть, чтобы помолиться. В данный момент, почти все мое окружение состоит из агностиков. Мы не отрицаем существование бога, но и не принимаем конкретной религии.

У меня нет никаких особых ритуалов, которые были бы связаны с моим мировоззрением, но я верю в силу удачи некоторых вещей. К примеру, на экзамены я надеваю фенечку, потому что мне кажется, что она может принести мне определенное везение. Также я очень верю в приметы. Я никогда не пойду по дороге, если передо мной пробежала черная кошка. Для некоторых моих друзей кажется странным, что я трижды стучу по дереву, но тем не менее для меня это работает.

У многих людей есть стереотип о том, что каждый человек обязательно должен верить в определенное божество и исповедовать определенную религию, и они не могут понять, почему я не мусульманка или не христианка, а верю, по их мнению, во что-то абстрактное. Посторонние люди очень удивляются тому, что я не отношу себя к какой-то религии, потому что считают, что вера – это одна из составляющих личности.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».