© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

В чем нуждаются дети, вернувшиеся из Ирака?

Таджикские власти заявляют, что обследование и лечение детей, возвращенных из Ирака, продолжается и далее будут осуществляться шаги по реализации программ их возвращения в семьи. Однако эксперт считает, что этих мер правительства недостаточно.

 Тоҷикӣ English


Подпишитесь на наш канал в Telegram


В ночь на 30 апреля в Душанбе были доставлены дети из тюрем Ирака. Фото: cabar.asia

84 таджикских ребенка, которые сейчас находятся в санатории “Харангон”, в ночь на 30 апреля были возвращены из тюрем Ирака в Таджикистан. Матери большинства детей были лишены свободы за сожительство с боевиками террористической группы ИГИЛ, запрещенной в Таджикистане и ряде стран СНГ.

Жительница района Абдурахмони Джоми Асолатмох Тиллоева считает минуты до встречи с внуком и внучкой Абубакров и Фатимой. Эти два ребенка, трех и шести лет, были вывезены властями страны из тюрем Ирака в Таджикистан вместе с десятками других детей 30 апреля.Асолатмох рассказала, что она потеряла связь со своей дочерью Саодатмох Тиллоевой в 2014 года, когда последняя покинула Таджикистан. Лишь полгода тому назад она узнала, что Саодатмох приговорена в Багдаде к пожизненному заключению, во что Асолатмох не поверила.

“Я не знала, что делать. Они ведь уехали на заработки в Россию”, – говорит она.

С первого дня власти занялись обследованием, лечением детей и изготовлением для них документов. Фото: cabar.asia

Асолатмох говорит, что, когда власти сообщили ей, что привезут внуков на Родину, утром 30 апреля она в спешке приехала в столицу.

Рассказывая о моменте встречи в аэропорту, она добавила, что «не хотела их отпускать, поехала вместе с ними в Харангон».

«Но там мне не разрешили войти внутрь. Но я надеюсь, что отвезу их домой. Сейчас обращаюсь для этого в компетентные органы, чтобы поскорее разрешили”, – говорит Асолатмох Тиллоева.

Асолатмох говорит, что не знает как ее 28-летняя дочь оказалась с мужем и детьми в Ираке.

“Одно знаю точно – в несчастье дочери и мучениях внуков виноват зять”, – говорит женщина.

Сегодня санаторий “Харангон”, находящийся в Варзобском районе, стал местом жительства для десятков таджикских детей, возвращенных из Ирака в Таджикистан. С первого дня власти занялись обследованием, лечением детей и изготовлением для них документов.

Замминистра Шодихон Джамшед: Дети подружились с посетителями санатория

Официальные лица заявляют, что до возвращения детей в семьи они должны изучить условия жизни семьи и определить, есть ли у нее возможности для их приема и воспитания. 

Власти стремятся в первую очередь создать условия для адаптации возвращенных на родину детей к новой среде. Фото: cabar.asia

Шодихон Джамшед, заместитель министра здравоохранения и социальной защиты населения Таджикистана говорит, что обследование и лечение детей еще продолжается. Он добавил, что сейчас первостепенным приоритетом властей является здоровье детей и только после этого они предпримут шаги по реализации программ для их возвращения в семьи.

«Наша цель состоит в том, чтобы в кратчайшие сроки провести обследование детей и заняться их распределением. Детей дошкольного возраста, под надзором министерства здравоохранения и социальной защиты, будут размещать в домах-интернатах. Дети школьного возраста будут также размещаться в специализированные интернаты министерства образования и науки», – отметил наш собеседник.

Шодихон Джамшед добавил, что сейчас все дети уже подружились с постояльцами санатория и ведут себя как их сверстники – играют, веселятся.

“Чтобы дети не чувствовали себя неуютно вдали от своих матерей, братья и сестры размещены в одной комнате. Некоторым детям уже почти 18, и они заменяют родителей младшим братьями и сестрам”, – говорит Шодихон Джамшед.

По его словам, для определения личности некоторых детей и подготовки документов привлечено министерство юстиции.

“Сначала нужно определить личность детей с учетом их имени и фамилии, поскольку некоторые дети до 4 лет родились уже в Ираке. Следует решить этот вопрос и только после этого рассматривать другие вопросы”, – уточнил замминистра.

Шодихон Джамшед говорит, что после окончания обследования состояния здоровья детей, по уже определенной программе они будут переданы в детские дома и дома-интернаты.

Раджабмох Хабибуллозода уверена, что дети обеспечены всем необходимым: Фото: cabar.asia

По словам ответственных лиц, практически все ведомства страны обязали заниматься вопросами, связанными с заботой, надзором и воспитанием этой группы детей. Уполномоченный по правам ребенка Раджабмох Хабибуллозода,  отмечает, что власти стремятся в первую очередь создать условия для адаптации возвращенных на родину детей к новой среде и «государство создало для этого все условия».

Раджабмох Хабибуллозода уверена, что с помощью психологов, врачей и соцработников эти дети смогут начать новую жизнь у себя на родине.

«Дети обеспечены всем [необходимым]: одеждой, игрушками, гигиеническими принадлежностями, лекарствами и едой. Для правильного питания детей привлечены диетологи», – утверждает Хабибуллозода.

Психолог: большинство детей получило психологические травмы

Сейчас с детьми работают четверо психологов из министерства здравоохранения и министерства образования. Уполномоченные лица заявляют, что не все дети нуждаются в помощи психолога, поскольку некоторые еще слишком малы и даже не понимают, откуда и куда они приехали и через что им пришлось пройти.

После недели работы с детьми психологи пришли к выводу, что дети, возвращенные на Родину с боевых полей, смогут привыкнуть к жизни в безопасном обществе без постоянных угроз, страха и насилия.

Махмадулло Давлатов, психолог, который работает с этой группой детей, отметил, что большинство из них, прожив в условиях ужасов войны, получили психологические травмы, которые невозможно залечить за короткое время.

По итогам встреч с этой группой детей он выяснил, что все они становились свидетелями убийств и бомбардировок, которые остались в их памяти. По его словам, некоторым детям эти ужасы до сих пор снятся.

«Мы больше работали с детьми старше 6 лет, их около 50 человек. Они все получили психологические травмы. Речь идет о том, что все они находились на территории тюрем и подвергались психологическим и физическим пыткам. Эта группа детей действительно воспитывалась под сильным давлением, но их еще можно вернуть к созидательной жизни. Есть возможность поменять их мировосприятие, чтобы воспитать из них нужных для общества личностей».

По мнению психолога, вывоз детей из Ирака и даже их разлука с матерями стал полезной мерой с точки зрения воспитания.

«Лучше, если они будут находиться здесь и привыкнут к новой атмосфере и новым ценностям», – считает Давлатов.

Психолог уверен, что с помощью специалистов в долгосрочной перспективе эти дети обязательно смогут забыть ужасы войны. По его словам, некоторые дети не знают таджикского языка и для работы с ними привлечены переводчики с арабского и узбекского языков.

Самому младшему из детей 1 год, самому старшему – 18 лет. По информации органов безопасности 44 детям до четырех лет. По словам Шодихона Джамшеда, возвращение этих детей на родину привлекло внимание бездетных семей.

По его данным, за последнюю неделю увеличилось число обращений со стороны таких семей с просьбой об усыновлении или удочерении.

Матери большинства детей общим числом 43 человека, приговорены к длительным или пожизненным срокам с отбыванием наказания в тюрьмах Багдада. На основе одной из совместных программ правительства Таджикистана, Ирака и UNICEF, дети боевиков ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в Таджикистане и ряде стран СНГ, – прим. ред.) с разрешения их матерей были возвращены в Таджикистан.

Власти отмечают, что в Ираке всё еще остается 11 таджикских детей. Ранее посол Таджикистана в Кувейте и Ираке сообщил, что матери этих детей не дали разрешения на отправку детей на Родину. Министерство иностранных дел Таджикистана также отмечает, что после подписания соглашения об экстрадиции заключенных появится возможность отправки в Таджикистан и матерей этих детей.

Психолог Давлатов: предпринятых правительством мер для реабилитации детей недостаточно

Таджикский психолог Махмадулло Давлатов  говорит, что предпринятых правительством мер для восстановления детей недостаточно. По его мнению, правительство должно реализовать культурные, светские образовательно-воспитательные программы для формирования в них новых ценностей.

«Возвращение детей на родину только начало процесса. Когда детей распределят, нужно будет охватить их продолжительными программами. В этом случае все эти усилия смогут дать положительные результаты. Речь о том, чтобы воспитать этих детей и сформировать в них новые ценности».

Социологи отмечают, что для защиты детей в будущем от психологического и физического насилия со стороны сверстников, учителей и должностных лиц лучше воспитывать их в семейном кругу.

Зумрад Бобишоева, социолог, которая имеет опыт работы с детьми-сиротами, в беседе с нами сказала, что нельзя допустить того, чтобы этих детей оскорбляли за действия их родителей.

«Существует много людей, которые страдают от бесплодия и будет лучше, если с учетом социальных и экономических условий эти дети будут переданы им на усыновление», – считает Бобишоева.

По ее словам, в случае если их будут воспитывать в специализированных школах и «даже под надзором государства», могут найтись «недалекие люди», которые так или иначе будут оскорблять и унижать возвращенных детей, травмируя последних.

С другой стороны, госпожа Бобишоева видит необходимость в мерах по законодательной защите детей.

«Нужна специальная норма в законодательстве, которая должна предусматривать наказание в отношении тех лиц, которые оскорбляют или унижают этих детей на основе пережитых ими негативных событий, которые никак от них не зависели. Таким образом, также в уставах школ-интернатов должна быть специальная норма, чтобы никто не знал о судьбе этих детей и только говорили бы, что в связи со смертью родителей они были переведены к ним из другого района», – заключила Бобишоева.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».