© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

История назначения имама одного села как показатель неэффективной работы ДУМК

Имам – значимое лицо в религиозной общине. В быстро исламизирующемся Кыргызстане, где уже более 2 600 мечетей, имамы стали местными авторитетами, в некоторых населенных пунктах влиятельнее официальных властей. Но кто эти люди, которые воздействуют на умы верующих? На примере конфликта в селе Васильевка стало понятно, что политика назначения имамов Духовным управлением мусульман Кыргызстана недостаточно прозрачна и проработана. Известно только, что муфтий назначает казы, а казы назначает имамов.


Источник: kaktus.media 

Скандал в Васильевке

Мечеть имени Ум-ас-Саида в Васильевке

В селе Васильевка Аламудунского района четыре мечети, каждая из которых имеет по 1 500 прихожан разной национальности. На имама одной из этих мечетей пожаловались жители.

Акхомиддин Билолов за 4 года своей службы на должности имама дважды покидал пост на длительный срок. По словам жителей, он уезжал на заработки в Россию в первый раз на восемь месяцев, во второй – на шесть месяцев.

“По возвращении он дважды отбирал должность у прежнего имама Хайытбая Кудайкулова, который работал до него и заменял Билолова во время его поездок. Хотя зарплату по пять тысяч в месяц получал Билолов”, – рассказывает местный житель и активист Абдулхак Шамов.

Пока Билолова не было, сельчане обратились в Государственную комиссию по делам религии. Их претензии посчитали обоснованными и для разъяснения ситуации связались с имамом-хатибом района Абдурахманом Анаркуловым. В результате Билолова рекомендовали освободить от должности. Однако как только об этом было объявлено, имам вернулся в Васильевку и снова занял свой пост.

“Так как он вернулся практически сразу после того, как его решили уволить, увольнение решили отменить, он остался имамом. Районный имам-хатиб сообщил в ДУМК, что в селе нет другого человека, который мог бы стать имамом”, – объяснили в ДУМК.

Жители продолжают жаловаться на имама

83-летний Абдулхак Шамов, местный житель и активист, заявил о том, что предыдущего имама сняли с должности незаслуженно и передали пост некомпетентному, на его взгляд, Акхомиддину Билолову.

Абдулхак Шамов

Среди аргументов против Билолова Шамов называет несколько основных: “Акхомиддин берет деньги за жаназа-намаз (погребальная молитва), совершение нике (обряд бракосочетания), и это не все. Он не позволяет имамам остальных трех мечетей совершать эти обряды. Однако не все из них вам в этом признаются, поскольку все боятся старшего брата Акхомиддина – Асомиддина Билолова. У его брата есть связи с криминалом и муфтиятом”.

Я собственными ушами слышал, как он говорил, что купит брату в муфтияте место имама и разрешение на строительство мечети.

На довод ДУМК о том, что некому больше работать имамом, жители предоставили свой список кандидатов на этот пост. Однако обнародовать список запретили, поскольку считают, что это может навредить кандидатам.

“Сельчане их семью боятся. Говорю же, они смешаны с криминалом и у них есть свои люди в муфтияте. В селе много ребят, которые имеют соответствующее образование и знания для работы имамом”.

По словам Шамова, жители хотят другого имама, не связанного с криминалом.

“Билолов во время пятничной проповеди сказал, что поговорил с “городскими” и тех, кто устроит “беспредел”, сдаст в правоохранительные органы. После того как журналисты связались с ним по нашей жалобе, он искал тех, кто обращался в СМИ, и угрожал судом за клевету”, – говорит он.

Мы ходили в муфтият по этому делу пять раз, Максат ажы Токтомушев ни разу нас не принял.

Имам: Мы не связаны с криминалом

Редакция Kaktus.media связалась с имамом Акхомиддином Билоловым. Он все обвинения в свой адрес отрицает.

“Мы все приехали в Кыргызстан из Таджикистана. Там мы жили в селе Кашка-Терек Жерге-Тальского района. Абдулхак Шамов является нашим сватом, и мы никогда ничего плохого ему не делали. Не понимаю его претензий ко мне, учитывая, что он относится к другой мечети. Жители ходят в ту мечеть, которая ближе к их дому. Он живет возле другой мечети”, – рассказывает имам Акхомиддин Билолов.

Свою поездку на заработки Билолов объяснил тем, что его дочь болела и ему нужно было заработать на ее лечение.

“Я предварительно собрал народ и с их благословения уехал в Россию. Там я пробыл в общей сложности не четырнадцать месяцев, как они утверждают, а девять месяцев”.

Отрицает Билолов и то, что его брат или другие члены семьи имеют отношение к криминалу.

“Мой старший брат всю жизнь занимается земледелием. Он за свой счет сделал пристройку к мечети. С криминалом ни он, ни мой младший брат не связаны”, – утверждает имам.

Акхомиддин Билолов, имам

На вопрос, берет ли он деньги за чтение погребальной молитвы и совершение обряда нике, имам ответил:

“Все молдо берут же. Это традиция. На похоронах дают ковры. На нике дают по 200 сомов обычно, иногда 500 сомов. Я не запрещал другим имамам читать жаназа-намаз. У каждого имама есть свой участок”.

Также имам опроверг и то, что его должность была отобрана у прежнего имама Хайытбая Кудайкулова: “Он сам сдал пост, сказал, что свое отработал”.

Журналист связался с экс-имамом Кудайкуловым, однако он комментировать ситуацию отказался. Сказал лишь, что не стоит поднимать этот вопрос:

“Что случилось, то случилось. Все в прошлом. Сейчас Орозо, и я не хочу говорить об этом”.

Назначение имамов. Есть ли у народа выбор?

Случай в Васильевке – лишь один показатель неэффективной политики назначения имамов Духовным управлением мусульман Кыргызстана. Так, муфтият заявляет, что жители могут сами предложить кандидата, но как же тогда случай в Васильевке?

“В религии не дозволено отбирать место имама. Это не должность и не карьера, за которую нужно бороться и отбирать у кого-то. Это большая ответственность перед народом. Имамами работают только те, кто хочет служить народу. Нужно принимать эту работу, если только поступило предложение со стороны казы и других мусульман”, – сказал глава отдела фатвы Равшан Эратов в интервью.

Подобные размытые объяснения показывают отсутствие конкретных принципов в выборе кандидата на пост имама.

Отсутствие объективной статистики

“Составить даже примерный портрет имама в Кыргызстане невозможно, поскольку ДУМК не владеет объективной статистикой относительно их биографии и деятельности”.

Даже точное количество имамов представитель муфтията Равшан Эратов в интервью не назвал. По его словам, в стране более 2 500 имамов. В то время как Госкомиссия по делам религии насчитала 2 647 мечетей в 2018 году. Учитывая, что не бывает мечетей без имамов и что в некоторых селах нет мечетей, но есть имамы, их количество в любом случае превышает указанные Равшаном Эратовым 2 500.

Образование имамов под вопросом

Неизвестно, сколько имамов имеют высшее или среднее образование, сколько из них учились за границей, а сколько имамов – выпускники образовательных учреждений Кыргызстана. Все строится на словах “около”, “приблизительно”, предположительно”.

“Наличие светского образования ДУМК не делает обязательным для имамов, что не может не влиять на качество оказываемых ими “консультаций” жителям. Как известно, обращаются с самыми разными вопросами”.

По словам теолога и члена Совета улемов Кыргызстана Кадыра Маликова, наличие светского образования важно для имама:

“Имам, представляющий традиционный для страны ислам ханафитского толка, должен быть эрудирован, с широким мировоззрением, иметь знания как по исламу, так и светское образование, разбираться в проблемах общества, затрагивать доступным языком социальные и духовно-нравственные проблемы общества”.

По мнению Маликова, “важное значение играет метод подачи информации – не навязывание, а просвещение (основанное на приведении научных фактов, интересных моментов из географии, истории, медицины, физики)”.

Криминальное прошлое. Этический вопрос: может ли имам иметь судимость?

Нет у муфтията данных и о количестве судимых имамов, так как требование предоставить справку о несудимости у кандидатов на пост имама появилось только в 2014 году. Имамы, назначенные до этого срока, такую справку не предоставляли, а учитывая, что имамами работают без определенного срока службы, вполне вероятно, что среди назначенных до 2014 года есть имамы с судимостью.

Также немало имамов, которых судят за нарушения закона. Так, в Чуйской области имам сломал палец рентгенологу из-за 100 сомов. Сузакский райсуд приговорил к 21 году тюрьмы имама местной мечети за изнасилование 10-летнего мальчика.

“Это показатель того, что при назначении на морально-нравственные устои кандидата на пост имама не обращают должного внимания”.

Более того, назначения ДУМК не распространяются на мечети в тюрьмах, имама назначают из числа осужденных. В мечети при колонии строгого режима №3 имамом является мужчина, осужденный за развратные действия в отношении шестилетнего. И это не единственная мечеть при местах заключения, в которой имамом является осужденный.

Кадыр Маликов считает, что важно создать конкретный видимый образ имама и мечети и для этого “необходимо, чтобы имам обладал высоким культурным и интеллектуальным уровнем, хорошим нравом: мягким характером, порядочностью, честностью”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: