© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Возможный приход талибов во власть: каковы риски и вызовы для региона?

Зачем Россия предложила исключить Талибан (запрещенная в Таджикистане организация – прим.ред) из списка экстремистов? К чему приведет возможное вхождение талибов в афганское правительство?

Исмоил Рахматов, эксперт по региональным вопросам, преподаватель Таджикско-Российского Славянского Университета, считает что возможное вхождение талибов во власть в равной степени может быть опасно как для Таджикистана, так и для Китая.


Подпишитесь на наш канал в Telegram


CABAR.asia: Две сверхмощные державы мира – США и Россия – пытаются вывести талибов на политическую арену, включив их в состав правительства Афганистана. В связи с этим в разных странах, в том числе и в России, были проведены несколько раундов переговоров с участием представителей Талибан, правительства Афганистана, правящих партий, а также известных деятелей страны. Почему Россия и США предприняли такие шаги?

Исмоил Рахматов. Фото wikipedia.org.
Исмоил Рахматов. Фото wikipedia.org.

Да, Америка и Россия, две сверхмощные державы мира, которые предпринимают шаги к восстановлению мира и стабильности в Афганистане. Потому что, Афганистана с точки зрения географического положения имеет огромное геополитическое значение, что исторически привлекало внимание могущественных мировых держав.

В прошлые века британцы трижды проигрывали в Афганистане. Советский Союз, одна из великих держав мира, сражалась здесь более десяти лет, но, в конечном счёте, ничего не добившись, была вынуждена вывести свои войска.

В нынешней ситуации также, существует около 50 стран, стран-членов НАТО и не только, которые располагают военными силами в этой стране. Именно поэтому два великих государства мира Америка и Россия, в том числе и Китай, который имеет общую границу с Афганистаном, пытаются сохранить и укрепить свое геополитическое положение в Афганистане.  

Талибы не сделали ничего такого, чтобы их исключали из этого списка.

Одной из причин заинтересованности этих стран в Афганистане является вопрос защиты.  Афганистан имеет очень важное и огромное геополитическое значение, и тот у кого будут твердые и стабильные позиции в Афганистане, непременно улучшет свое положение и влияние в соседних странах, включая Центральную Азию, Иран, Пакистан и даже Индию.

Один из великих поэтов Востока, Мухаммад Икбол назвал Афганистан сердцем Азии. Прежде всего, он имел в виду, что Афганистан, расположенный в самом сердце Азии, всегда привлекал внимание великих государств.

Вот поэтому США и Россия являются лидерами в обеспечении безопасности и мира в Афганистане. До настоящего времени с представителями Талибан было проведено несколько переговоров в различных странах, в том числе и в Москве. Но у каждого из этих двух великих государств  есть определенная цель – наладить отношения с талибами, и чтобы они внесли свой вклад в развитие политической жизни Афганистана.

Америка с запасами в миллиарды долларов не смогла победить талибов, а для продолжения войны с этой организацией, необходимы большие затраты. Для России сотрудничество с талибами необходимо для предотвращения проникновения ИГИЛ на территорию стран Центральной Азии, находящуюся под ее влиянием.

Россия предлагает исключить талибов из списка экстремистских, радикальных террористических организаций. Разве талибы сделали что-то исключительное, чтобы их исключили из списка террористов?

Переговоры с талибами в Москве: фото Reuters
Переговоры с талибами в Москве: фото Reuters

Талибы не сделали ничего такого, чтобы их исключали из этого списка. И это   всем хорошо известно. Но международное сообщество под руководством США, вынуждено поддерживать мирные переговоры.

Почему Россия также поддержала данное предложение? Россия сделала этот шаг, чтобы предотвратить угрозу распространения ИГИЛ в Афганистане и, чтобы прежде всего, сохранить мир в государствах Центральной Азии.

Есть пословица: «Из двух зол выбирают меньшее».  

Если выбирать между исламским движением Талибан и Исламским Государством Ирака и Леванта (ИГИЛ), то второе является наиболее опасным.
Их программа действий представляет угрозу для всего мира. Российское руководство стремится предотвратить эту угрозу. Поскольку конфликт между талибами и ИГИЛ усиливается, Россия, пользуясь случаем, следует этому принципу.

Как вы оцениваете перспективу вхождения талибов в правительство Афганистана и его влияние на страны региона? Не создадут ли они условия для расцвета исламских сил Центральной Азии, таких как Исламское движение Узбекистана, Исламское движение Туркестана?

Не следует упускать из виду тот факт, что талибы делятся на несколько групп: талибы посредники, умеренные талибы, экстремистские и воинственные талибы. 17 представителей группы умеренных талибов приняли участие в недавних переговорах в Дохе, но там не было участников от воинственных и экстремистских групп.

Конечно, талибы могут участвовать в управлении государством. До сих пор неясно, в какой степени и в каком объеме они смогут внести свой вклад.

Меня смущает один момент. Что произойдет если талибы будут иметь абсолютный и 100% контроль над Афганистаном.

Важно, что представители вышеупомянутых организаций – Исламское движение Узбекистана, Исламское движение Восточного Туркестана и другие религиозные вооруженные группировки присутствуют и осуществляют свою деятельность на севере Афганистана. И все они не разделяют точку зрения талибов.

Между некоторыми из этих группировок и талибами происходили столкновения. Я думаю, что этот вопрос будет одним из ключевых условий мира между США и талибами, заключенном в Дохе. То есть сотрудничество талибов, пришедших к власти, с экстремистскими группировками должно быть запрещено и прекращено. Если они не будут в состоянии соблюдать это условие, то они ставят под сомнение мир.

В любом случае, талибы придут к власти. Не вдохновит ли их приход другие радикальные религиозные организации, и не станут ли они источником вдохновения и примера?

Делегация талибов в Москве. Фото ТАСС
Делегация талибов в Москве. Фото ТАСС

Конечно, в какой-то степени такая идея и предположения верны. Не только мнение радикальных организаций могут повлиять на жителей региона. Я еще раз хочу отметить, что сейчас мы не можем сказать, что талибы 100% придут к власти и останутся у нее, и что люди в Афганистане полностью разделяют их взгляды. Повторюсь, если их вмешательство и сотрудничество будут иметь место, не думаю, что международное сообщество будет сохранять спокойствие и не будет предпринимать никаких действий и сохранять нейтралитет.

Таджикистан имеет протяженную границу с Афганистаном, более 1400 км. С приходом талибов к власти будет ли обеспечена безопасность границы Таджикистана?

Я считаю, что безопасность Таджикистана в какой-то степени вполне обеспечена. Таджикистан является активным членом Организации Договора о коллективной безопасности, членами которой являются Россия, Беларусь, Казахстан, Армения, Кыргызстан и Таджикистан. Россия внесла большой вклад в укрепление вооруженных сил Таджикистана, Америка в некоторой степени также помогает Таджикистану.

Заметим, что безопасность границы между Таджикистаном и Афганистаном в большей степени зависит от Китая. Из СМИ мы знаем, что Китай построил военную базу на границе  таджикского Бадахшана. Вклад Китая в укрепление границы таджикского Бадахшана с Афганистаном растет. Помимо Китая, Россия и другие страны-участницы ОДКБ вносят свой вклад в решение этого вопроса. До сих пор нам не угрожала никакая опасность со стороны талибов и некоторых экстремистских группировок, живущих на севере Афганистана.

Если талибы пересекут границу Таджикистана, опасности будут одинаково подвергнуты Таджикистан и Китай. Этот момент в большей степени представляет угрозу для Китая, чем для России. Определенное количество членов Исламского движения Восточного Туркестана участвуют во внутренней войне в Афганистане. Талибы могут с помощью этой организации подорвать политическую стабильность в западном регионе Китая. В связи с этим правительство Китая обращает пристальное внимание на эту проблему и, безусловно, вносит свой вклад в укрепление таджикской границы.

Некоторые верят, что партнерство с талибами положит конец войне в Афганистане и обеспечит безопасность в стране и регионе. Что Вы думаете по этому поводу?

Я еще раз отмечу, что маловероятно, что Афганистан полностью перейдет в руки талибов. В настоящее время в Афганистане много разных вооруженных противоборствующих сил. С другой стороны, США и их союзники не готовы к выводу своих войск из Афганистана и не хотят этого. В ходе переговоров в Дохе ходили слухи, что этот процесс продлится два с половиной года. Требование талибов состоит в том, чтобы процесс вывода войск был завершен в течение 9-10 месяцев. Однако это противоречие указывает на

нескорое решение этой проблемы.

Как вы оцениваете перспективы сотрудничества Таджикистана и Афганистана с официальным присутствием талибов в руководстве страны?

До настоящего времени между таджикским правительством и талибами не наблюдалось никакого взаимодействия. Во времена правления Бурхануддина Раббани правительство Таджикистана тесно и хорошо сотрудничало с северными силами Афганистана. Когда у талибов было правительство, они не имели хороших отношений ни с одной из стран Центральной Азии, кроме Туркмении. Тогдашнее правительство Туркменистана под руководством Сафармурада Ниязова проводило неопределенную политику, и они, воспользовававшись этим, предприняли некоторые шаги в направлении укрепления границы Туркмении и Афганистана. Лидеры талибов отдыхали в санаториях Туркмении. Но талибы не имели ничего общего с Россией и странами Центральной Азией. Пока рано что-то говорить об этом. Нам не известно в каком статусе и в каком объеме они будут участвовать в правительстве, какую политику они будут проводить в отношении Таджикистана и других стран Центральной Азии. Политика стран Центральной Азии в отношении талибов проводится в рамках политики ОДКБ. В связи с этим я думаю, что Таджикистан, Кыргызстан, Казахстан и другие страны не выйдут за рамки политики ОДКБ и будут проводить общую политику.

Нынешнее кабульское правительство охотно выдает в Таджикистан таджикских граждан, подозреваемых в членстве в экстремистских и террористических группировка. Как повлияет приход талибов в правительство на этот процесс? Ведь идеология большинства из этих группировок очень близка к идеологии талибов.

Я не думаю, что в этом случае что-то изменится, поскольку эти вопросы в компетенции двустороннего сотрудничества между государствами. Это неизменится с вхождением представителей талибов в правительство.

Здесь будут использованны действующие законы, международные соглашения, договоры и международные обязательства обеих стран. Конечно, у каждого государства есть свои политические интересы,  в рамках которого, эти  вопросы найдут своё решение. Обмен и передача подозреваемых и преступников будут также решаться в том же порядке.

Каким образом присутствие талибов в правительстве, повлияет на торговлю в приграничной зоне?

Я думаю, что приграничная торговля, сосредоточеная в основном в Бадахшане – таджикском и афганском и в южных провинциях страны, в меньшей степени зависит от политики центрального правительства. Потому что местные органы власти стремятся к с овместной торговле, коммерции и процветанию Мы были свидетелями того, что когда происходили столкновения между правительственными силами и талибами в Бадахшане, приграничный рынок в Хороге, не прекращал свою деятельность. Впрочем в случае существенных и коренных изменений в центральном правительстве, может ухудшиться, либо наоборот возрасти приграничная торговля, а также возможны, прочие изменения. Но в целом это мало что изменит.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».