© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Кыргызстанец Рамаз Сариев: Моя жена, две дочери, сын и четверо внуков оказались в Сирии

Кыргызстан в ближайшее время намерен начать операцию по возвращению детей и женщин из Сирии и Иракского Курдистана. Однако как будет проходить операция и как государство собирается реабилитировать своих граждан, проживших несколько лет в условиях войны, неизвестно.

Первоисточник статьи можете прочитать тут

Житель Кара-Балты Рамаз Сариев рассказал Kaktus.media о том, как его жена, две дочери, сын и четверо внуков оказались в Сирии. На вопрос, нужно ли изменить его имя в материале, Рамаз ответил отрицательно, так как все его окружение знает о том, что случилось в его семье. Также мужчина надеется вернуть свою семью и поэтому открыто дает комментарии СМИ и обращается во всевозможные инстанции.

Как его супруга и дочери оказались в Сирии

По словам Рамаза Сариева, его дочери стали жертвами обмана вербовщика из Кыргызстана. Самой первой из семьи Сариевых в феврале 2014 года улетела в Сирию старшая дочь Нуриза, оставив родным записку. Тогда ей было 18 лет. Отец сразу же отправился в ГКНБ и с помощью сотрудников органов ему удалось узнать, что она полетела в Стамбул.

 

Наша семья была далека от религии, внезапно дочери стали ходить на какие-то встречи мусульман и решили покрыться. Мы были против, а они стояли на своем и носили хиджаб.

Дочка думала, что едет в Египет получать религиозное образование. Так как мы с супругой были против религиозного обучения и того, чтобы дочь носила хиджаб, она уехала, не сказав нам. У меня сразу появились подозрения, что она могла уехать в Сирию. Тогда мы толком не знали, что там творится, лишь изредка что-то слышали в новостях. В течение месяца я находился в Турции, обращался в консульство, в полицию и прокуратуру в надежде найти ее, но так и не смог отыскать дочь”, – рассказывает Рамаз Сариев.

Позже пришло SMS якобы от дочери, что она в Сирии и чтобы я ее не искал. Только сейчас она признается, что все SMS писал кыргызстанец, находившийся в Сирии, Нурлан Умаров, который вербовал других кыргызстанцев.

По его словам, несмотря на сложности со связью, Нуриза время от времени выходила на связь и сообщила, что вышла замуж за кыргызстанца: “Мужем ее был тот самый вербовщик Умаров. Она только сейчас признается, что он угрожал ей, говорил, что если она не выйдет за него, то ее не пустят в Египет на учебу”.

Вторая дочь отправилась за сестрой

После случившегося мужчина стал беспокоиться за вторую дочь, так как сестры были очень близки.

“Мы с супругой Эльвирой боялись, что и вторая дочь Калира последует за сестрой, так как она тоже надела хиджаб, после того как старшая покрылась. Мы спрятали ее документы, чтобы она не могла уехать без нашего ведома. Но это все равно случилось. 20 апреля 2014 года 16-летняя Калира ушла из дома. Мы кинулись ее искать и не могли найти. А когда связались со старшей дочерью, узнали, что и вторая дочь отправилась в Сирию”, – вспоминает он.

Сейчас Нуриза признается, что SMS писал Калире и звал ее в Сирию Нурлан Умаров, а не она. У них там была такая система: если кто-то приезжает из одной семьи, они через этого человека начинают тянуть туда и других членов его семьи.

Поехала за дочерьми и не смогла вернуться

Узнав, что старшая дочь забеременела, супруга Рамаза Эльвира в сентябре 2014 года поехала за дочерьми, пока там не вышла замуж и вторая дочь.

“Перед поездкой мы переговорили с консульством в Турции, по плану должны были пройти переговоры между супругой и вербовщиками на границе с Сирией. Но они не привезли дочерей к ней и поставили условие, что она сможет забрать их через двадцать дней и еще должна въехать в Сирию для этого. Она звонила мне, я не хотел, чтобы она въезжала на территорию Сирии, это было опасно, но она не смогла уехать без дочерей и все-таки согласилась с их условиями”, – рассказывает Рамаз.

Конечно, они потом ее не выпустили. Угрожали, что убьют при попытке бегства. Так она там и осталась.

По его словам, когда женщина приехала в Сирию, младшей дочери там не было, ее привезли после нее. Где до этого держали, неизвестно.

Внуки, рожденные в Сирии

Супруга Рамаза Сариева была на 8-9-й неделе беременности, когда отправилась в Сирию за старшими дочерьми. Обе дочери находились на позднем сроке беременности. Из-за проблем с доступом к медицинской помощи, роды у дочерей принимала Эльвира сама.

“Сначала родила Нуриза, потом Калира. Потом подошел и ее срок, мой младший сын тоже родился в Сирии. Сейчас у дочерей по двое детей: у Нуризы сын и дочь, у Калиры двое сыновей. С моим младшим там пятеро детей нашей семьи”, – рассказывает мужчина.

Я уже отчаялся, обивая пороги всех возможных органов и организаций, которые бы помогли мне вернуть семью на родину.

Жизнь в лагере

Сейчас семья Рамаза Сариева находится в одном из лагерей Иракского Курдистана: “Они иногда выходили на связь, и, обдумав все, я им сказал постараться сдаться курдам, так как там они были бы в лагерях и более или менее в безопасности. 18 часов они шли пешком, по дороге заблудились и потерялись на десять дней. Но в итоге добрались до территории, где были курды. Они их распределили в лагерь. Сейчас они все вместе в одном лагере”.

Дочери осознали, насколько они ошиблись и сколько боли причинили семье. Они хотят вернуться и зажить спокойной жизнью, устроиться на работу и растить своих детей под мирным небом.

По его словам, мужья его дочерей умерли там. Он радуется, что дочери теперь свободны от мужей, которые занимались вербовкой кыргызстанцев и воевали на сирийской земле.

“В лагере все равно, несмотря на все трудности, им живется чуточку свободнее. Раньше, когда они жили с мужьями, они не могли сообщать ничего. Теперь же все иначе. К ним приезжала делегация из Кыргызстана, которая допрашивала их. Дочки сказали, что рассказали все как есть, как там оказались и что там происходило”, – делится он.

Кыргызская делегация во время посещения лагерей в Сирии сказала, что Кыргызстан намерен вернуть детей, но их матерей забирать не намерены, говорит Рамаз Сариев со слов своих дочерей и жены: “В таком случае лучше вообще никого не возвращать, чем разделять детей и матерей. Пусть они тогда останутся в руках у курдов. Я держу связь с почти 60 родителями кыргызстанок, находящихся в Сирии. Они все обеспокоены, что их дочерей хотят там оставить”.

Моей супруге сказали, что ее вернут с внуками и сыном. Она говорит, что, пройдя такой сложный путь, чтобы забрать дочерей, не готова теперь их оставлять на полпути.

Младшие дети ждут маму уже пять лет

Когда Эльвира уехала вслед за дочерьми в Сирию, ее младшим детям было шесть лет и два года.

“Сын в этом году пошел в четвертый класс, а дочь – в первый. Жалко их, они ведь не виноваты в случившемся, но пожинают плоды того, что произошло по вине других”, – делится Рамаз Сариев.

Дети скучают по матери, а я не видел младшего сына и внуков. Не знаю, настанет ли день объединения всей семьи.

Младших детей мужчина воспитывает с помощью своей 80-летней мамы.