© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

“Живу ради встречи с ними”. Кыргызстанцы надеются на возвращение детей и внуков из Сирии

У кыргызстанки Сабиры Осмоновой в Сирии находится невестка и внуки, вторая ее невестка с дочкой вернулись в Казахстан в рамках первой спецоперации «Жусан». Ее сын Нурбек уехал в Сирию в 2013 году, а полгода назад семье сообщили, что он погиб там.  


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


*Имена всех героев изменены.

Мой сын уехал в Сирию внезапно. Сказал, что едет в Бишкек, чтобы отремонтировать машину и не вернулся. Мы обзвонили всех его друзей и наших родственников, никто его не видел. Через некоторое время он написал, что находится в Албании на заработках.

О том, что он в зоне боевых действий, наша семья узнала от сотрудников 10-го отдела. Я не верила услышанному, пока он однажды не вышел на связь и не подтвердил, что находится там.

Даже не знаю, что могло стать причиной такого шага. Он вырос без отца, так как мой муж умер, когда дети были совсем маленькими. Но я и его дедушка с бабушкой делали для него и его брата и сестры все, что было в наших силах. Да и сам он никогда не был криминальным и особых проблем не доставлял.

Сабира Осмонова не знает, кто и где мог завербовать ее сына. По ее словам, он несколько лет был на заработках в России. А перед тем, как отправиться в Сирию, он пробыл в Кыргызстане около года. Читать намаз и интересоваться религией он стал после возвращения из России.

Позже при переписке он признался, что ошибся, что его обманули и что он обо всем сожалеет. Правда, было уже поздно.

Столкнувшись с этой проблемой и поговорив с другими родителями, чьи дети тоже там, поняла, что большинство из них не понимали до конца, что едут на место военного конфликта. Они хотели идеальной жизни как обещает религия, но не подумали в руках каких людей эта религия там находится. 

«Мама, прости меня. Я ошибся», – сказал он мне.

«Искупить вину и начать новую жизнь»

По данным ГКНБ, около 850 кыргызстанцев покинули страну, чтобы примкнуть к рядам террористической организации ИГИЛ (запрещена в КР – прим.ред.) на Ближнем Востоке. Согласно законодательству Кыргызстана, лица, виновные в террористической деятельности, несут уголовную ответственность. Статья 243 УК КР гласит:

Участие гражданина Кыргызской Республики в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории иностранного государства при отсутствии признаков наемничества или прохождения за пределами Кыргызской Республики подготовки для совершения террористического акта, наказывается лишением свободы II категории.

II категория означает лишение свободы для совершеннолетних на срок от 2,5 до 5 лет.

По данным МВД, в Кыргызстан самостоятельно вернулись более 60 кыргызстанцев, принимавших участие в боевых действиях на территории Сирии. Около 40 из них отбывают на данный момент наказание в колониях усиленного режима.

UNICEF отмечает, что на сегодняшний день на территории Сирии находится 150 кыргызстанских женщин и 350 детей. Сабира Осмонова ждет возвращения двоих внуков, которые родились уже в Сирии. После отъезда Нурбека с ней остался только старший ребенок сына. 

Нурбек женился рано, и по этой же причине не смог сохранить свой брак. После развода, внук остался со мной и до сих пор мы вместе. Он уже в подростковом возрасте и все понимает. Скучает по отцу и страдает из-за этой ситуации.

Как-то Нурбек сообщил, что женился в Сирии. Девушка была молодая, не была ранее замужем. Она тоже кыргызстанка, родом из Иссык-Кульской области. У них двое детей, оба мальчика – 4 и 2 года. Сейчас они втроем находятся в одном из лагерей Сирии. 

Но где-то полгода назад невестке сообщили, что Нурбек погиб. Материнское сердце в это верить не хочет.

Все надеюсь, что мой сыночек жив и вернется, чтобы искупить свою вину перед законом и начать новую жизнь на своей родине. Жду, когда вернут внуков из Сирии. Живу ради встречи с ними.

У сына в Сирии была и другая жена – гражданка Казахстана. Ее вместе с полуторагодовалой дочерью вернули во время одной из операций «Жусан».

Нурбек скрывал от нас свой второй брак. У нас же в Кыргызстане многоженство не принято. Потом все-таки решил сказать и по телефону познакомил с ней. У них есть общая дочь. Недавно съездила в Казахстан и навестила внучку.

Пример Казахстана

Казахстан активно работает над возвращением своих граждан из зон боевых действий на Ближнем Востоке. Сегодня, 9 октября, министр иностранных дел РК Мухтар Тлеуберди сообщил, что планируется возвращение 14 детей из Ирака. 

Ранее в этом году прошли три гуманитарные спецоперации «Жусан», в рамках которых в Казахстан вернулись 516 человек, в том числе 357 детей. 

Скриншот из видео операции “Жусан-2”
Семья невестки уехала в Сирию в полном составе, полностью распродав имущество в Казахстане. Их всех вернули оттуда и выдали им временное жилье, оказали медицинскую и гуманитарную помощь. Внучку мою устраивают в садик, несколько раз в неделю они встречаются с психологом и теологом. Они говорят, что эти встречи с теологами сильно повлияли на них. Поскольку до этого они жили исламом, который проповедовали вербовщики. Теперь же увидели, что их интерпретации были неверны.

Я спрашивала у старших членов семьи невестки, что их сподвигло туда поехать. Ладно, молодые могут быть глупыми и легкомысленными. Они ответили, что очень верили в Бога и верили в то, что там, где живут по его закону жизнь прекрасна. Но тоже ошиблись и пожалели.

«Мы не успели опомнится, как прошли границу. Нас никто не останавливал и толком не проверял, когда мы отправлялись в Сирию», – сказала мама моей невестки.

По их словам, возвращали их очень бережно. Невестка говорила, что им никто не грубил и не упрекал, хотя именно этого они боялись.

«Уезжая с одной партией граждан казахстанцев и оставляя другую в лагере, рабочая группа прощалась с оставшимися как с родными. Они прижимали детей к себе, шептали им теплые слова и обещали женщинам вернуться за ними. Мы думали нас ненавидят на родине за наш поступок, но оказалось, что они нам сочувствуют и жалеют», – сказала мне невестка. 

Услышав, как возвращали казахстанцев, у меня появились надежда, что, возможно, и наших детей так вернут и помогут им обрести свободу и жизнь. Казахстан показал пример, как можно вернуть граждан из Сирии. Надеюсь, Кыргызстан последует ему и даст шанс своим гражданам вернуться к нормальной жизни

Не знаю, жив мой сын или нет. Это мучительно жить, не зная этого. Не желаю такое испытание никому. Если бы мои внуки и невестка вернулись в Кыргызстан я бы нашла покой в них.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».