© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Смерть 14 таджикских заключенных: Мать умершего не верит в версию властей

Гибель четырнадцати таджикских заключенных при перевозке из Согдийской области в южный Таджикистан вызвала большой резонанс в социальных сетях.


Подпишитесь на наш канал в Telegram!  


 

Новость о гибели 14 заключенных вызвала большой резонанс в соцсетях. Фото: news.tj

По официальной версии правоохранительных органов, эта группа заключенных была отравлена хлебом. Но некоторые родители погибших и наблюдатели сомневаются в этой гипотезе. Смерть 14 таджикских заключенных громко обсуждается внутри страны и за рубежом, люди требуют тщательного расследования по этому делу.

Три буханки хлеба убили 14 человек?

Инцидент произошел во время обеда, 7 июля, когда заключенных перевозили из севера страны, из колоний Худжанда и Истаравшана в колонии Душанбе, Нурека и Явана.

По информации Главного управления исполнения наказаний Министерства юстиции, распространенному 8-го июля, из Худжанда в. 12. 45, в Душанбе, выдвинулись три автомобиля со 128 заключенными, среди них было 8 женщин.  Согласно источнику, когда машины достигли местечка Майхура Варзобского района, один из заключенных раздал 16-ти другим узникам 3 буханки хлеба, которые у него были с собой (в сообщении не уточняется, каким образом, заключенный находящийся под стражей смог добыть три буханки хлеба – прим. ред).

В информации сообщается, что после того, как заключенные съели этот хлеб, состояние 16 человек резко ухудшилось, у них началась рвота, головокружение, проблемы с сердцем. Таким образом, когда пострадавших доставили в Душанбе, они уже были без сознания, и врачи не смогли большинству из них помочь. Четырнадцать человек из 16 погибли.  

Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по данному факту, создана специальная группа, которая занимается расследованием массовой гибели. Генеральный прокурор, Юсуф Рахмон взял это дело под личный контроль.

Власти ограничились одним сообщением и больше никак не комментируют это происшествие. Между тем, распространенное ими заявление вызвало множество вопросов. Например, как могут три буханки хлеба убить 14 человек в течении двух часов, когда врачи говорят, что пищевое отравление от этого продукта не убивает в первые несколько часов.

“Все тело моего мальчика было черным”

Социальные сети и новостные сайты выдвигают различные версии гибели заключенных при перевозке в Душанбе. Более того, родители некоторых из погибших задаются вопросами, если их дети погибли от отравления, то почему на их телах видны синяки и следы избиений и ударов? 

Саодат Солехова, мать Некакаммы Солехова, не верит версии властей об отравлении ее сына. По ее словам, когда привезли тело ее сына, оно все было черным и она с трудом его опознала.

«Он был весь черным, были видны швы, были порезы в области шеи и головы, руки и ноги тоже были порезаны, на руках были дырки. Вены на ногах перерезаны. Лицо тоже было побитым и черным, его невозможно было узнать», – рассказала Солехова в интервью Cabar.asia.

Ее сыну, Неккадаму Солехову было 34 года. Мать сообщила, что он был осужден на 13 лет, по статье за членство в запрещенном движении Салафия. Он отсидел всего три года. Со смертью Неккадама эта женщина потеряла своего третьего сына. Эта жительница Варзобского района сообщила, что ранее один из ее сыновей погиб в Сирии, еще один пропал без вести в Москве.

После гибели заключенных в таджикском сегменте социальных сетей стали распространяться фотографии тела скончавшегося мужчины. Пользователи разместившие фотографию утверждали, что это Валиджон Одинаев – 43-летний житель Гиссарского района, который является одним из 14-ти погибших. В сообщении утверждалось, что Одинаев якобы погиб в результате пыток. На фото все лицо и голова погибшего черны от кровоподтеков.

Однако подлинность фотографии установить не удалось. Родственники Одинаева в интервью радио Озоди не подтвердили эту информацию и сообщили, что во время опознания они не видели никаких следов насилия на теле погибшего.

Наблюдатели в социальных сетях обращают внимание на то, что власти стремятся, как можно скорее похоронить всех погибших, и, при этом, запрещают родственникам общаться с прессой.

«Ушел служить в армию, но погиб в тюрьме»

Информации о большинстве погибших, заключенных очень мало. Известно только, что им было от 19 до 43 и, что они были уроженцами разных регионов Таджикистана.

Про одного из них, 27-летнего жителя Варзобского района, Мехроба Юсупова уже писали местные СМИ. Он был задержан и осужден в 2016 году при попытке присоединиться к Гульмуроду Халимову, известному беглому полковнику, ставшему одним из командиров в ИГ (запрещена в стране). Неизвестно на сколько лет он был осужден, однако власти обвиняли его в том, что он общался с Халимовым по телефону.

Еще одно имя, которое стало известно, в связи с гибелью 14 заключенных – Раджабмурод Маннонов. Его имя было в списке членов запрещенной в стране партии Исламского возрождения. Самый молодой среди погибших – 19-летний Некруз Хайдаров,  про которого его родственники рассказали, что два года назад он ушел служить в армию, но был осужден на пять лет за драку в воинской части.

«Когда нет реформ, никто не знает, что происходит в тюрьмах»

Убийство 14 заключенных вызвало множество различных мнений среди аналитиков и экспертов в Таджикистане. Они отмечают, что этот инцидент, а также два кровавых бунта в исправительных учреждениях за последние девять месяцев вызывает серьезную обеспокоенность состоянием системы пенитенциарных учреждений страны.

Онийхол Бобоназарова. Фото: Би би си

Ойнихол Бобоназарова, таджикская правозащитница, неоднократно посещавшая тюрьмы, заявила в интервью Cabar.asia, что в пенитенциарной системе Таджикистана не наблюдается никаких реформ, а коррупция настолько распространена и не снижается много лет. Главная проблема заключается в том, что исправительная система в Таджикистане настолько закрыта, что невозможно ничего предвидеть и предсказать, что там внутри происходит.

– За рубежом каждый гражданин может посетить тюрьму, и в тот момент все можно видеть. Я сама несколько раз заходила туда, просто показав там свой паспорт. 

Закрытость наших исправительных учреждений – настолько серьезная проблема, что  я не знаю, будет ли смерть этих заключенных последним событием  или скоро {подобные инциденты} повторятся, – сказала Онийхол Бобоназарова.

По словам Бобоназаровой, государство обязано обеспечить возвращение заключенных к своим семьям после отбытия срока наказания. Если этого не произойдет, то их близкие будут постоянно находится в стрессовом состоянии и переживать за судьбы заключенных-родственников.

«Представьте, каково это, каждую ночь думать о том, что же еще может произойти с их ребенком в тюрьме. Это постоянный стресс», – сказала Бобоназарова

За последний год это уже третья групповая гибель таджикских заключенных. Ранее, в ноябре 2018 года и мае нынешнего года, произошли кровавые бунты в колониях городов Худжанда и Вахдата, жертвами которых стали более 50 человек.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».