© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

«По волнам духовной памяти». Часть 2

“Моя бабушка родилась в голодном 1933. И голод оставался основной темой её воспоминаний…”- колумнист CABAR.asia Ак-Марал Азимова продолжает рассказывать историю женщин своей семьи, которые создавали и создают свою картину бытия, органично вписывая в нее религию и осознанное отношение к своей личности.


«Однажды в сарай с дырой в крыше, где хранилась солома, залетела целая стая воробьев. Нам с братишкой в эти военные годы было лет по 8-9. Маленькие, бесконечно голодные, мы закрыли дыру, переловили несчастных птичек, ощипали и поджарили целый казан. Ничего вкуснее казалось в жизни не ели», – делилась когда-то бабушка.

В школу её отпускали только после выполнения ряда требований. 

«Всё подмести, убрать, испечь лепешки. Сделаешь – иди, может муллой станешь», – говорилось вслед. В калошах на босу ногу ходили все и долго. Мерзли. Голодали. Но учились, учились, учились. А потом работали, работали и работали…

На пенсию бабушка вышла на 10 лет позже положенного. И только тогда появилось время не только для работы. На склоне лет она начала замечать, что «что-то изменилось вокруг». 


Читайте также: «По волнам духовной памяти». Часть 1


Женщины, бабушкины ровесницы и не только, стали одеваться по-другому, говорить по-другому, вести себя стали иначе.  Изменились и те, кого хорошо знали. Основная масса в своем прошлом были далеки от благочестия, но совершали хадж и превращались в собственных глазах в святых. 

Всё это сильно раздражало ее, но тем не менее намаз вошел в жизнь моей бабушки. Образ жизни не меняла – одевалась, причесывалась как прежде, сообразуя с возрастом и со своими пристрастиями к модной и удобной одежде. 

Мне очень нравились её отношения с Богом. Это было осознанное отношение к своей личности. С точки зрения религиозного учения  она создавала свою картину бытия. На всё имела свое мнение, и могла сама принимать решения. 

После безвременной смерти сына, моего дяди, бабушка установила на могиле небольшую вертикальную стеллу. На ней изображение сына во врачебном халате, в шапочке и с фонендоскопом на шее – таким его помнили люди, которым он помогал. 

Через какое-то время её разыскал и пришел к ней лично имам местной мечети и стал её за это отчитывать, угрожая тем, что плиту уберут. Пожилая женщина отстояла своё право распоряжаться могилой собственного ребенка и сохранить память о нем для окружающих. Причем сделала это не подбирая выражений – имам едва унес ноги.  Стелла осталась, единственная в своем роде, окруженная глиняными безымянными холмами, обозначенными цветными, разбитыми пиалами и чайниками. 

(Продолжение следует)

Добавить свою историю