© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Межконфессиональные браки в Таджикистане: если любишь, то можно

Отличие в вероисповедании не должно служить преградой для создания брака, говорят религиоведы и представители духовенства. Главное – чтобы было взаимоуважение и соблюдение традиций обеих сторон.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


Таджикский муж запретил Галине отмечать Пасху, и семья была на грани распада. Но мулла посоветовал Хуршеду не навязывать супруге свою религию и принять ее такой, какой она есть.

Хуршед и Галина женаты уже более 20 лет. В 90-е годы, когда началась массовая трудовая миграция таджикистанцев в Россию, Хуршед Авазов вместе с одноклассником уехали на заработки в Сибирь.

Там он познакомился с Галиной и женился, оставив на родине невесту, с которой они были обручены. Молодые завели семью, родили дочь и особенно не задумывались о национальных и религиозных традициях, пока не произошел один случай.

«Я всегда относилась к вероисповеданию мужа с пониманием и уважением. Надо зарезать барана на Курбан-байрам, сходить в мечеть на богослужение или приготовить праздничный стол для друзей-таджиков – все это, пожалуйста, без проблем», – рассказывает Галина.

Но когда в первый год совместной жизни она решила на Пасху сходить в церковь, помолиться и поставить свечку за усопших, муж категорически был против.

Хуршед настаивал: «Раз вышла замуж за мусульманина, надо принять его религию».

«Я отпиралась и плакала», – говорит Галина.

Попытка ее матери вмешаться лишь усугубила ситуацию: муж поссорился с тещей и просил впредь не вмешиваться в дела семьи.

«Галина страдала от этого, а я никак не хотел понимать ее. Ведь я вырос в мусульманских традициях, и жена обещала всегда во всем меня поддерживать», – говорит Хуршед.  

При этом Хуршед отмечает, что его супруга старалась идти ему навстречу в их семейной жизни.

Иллюстративное фото: Источник “Рейтер”

«Хотя мы жили тогда в России, она принимала моих гостей в национальных таджикских нарядах, у нас дома были разостланы курпачи (стеганные одеяла, чтобы сидеть на земле) и готовила она только мусульманскую еду – свинина в нашем доме не допускалась», – говорит Хуршед.

И вот, по словам Хуршеда, когда появился вопрос: ходить жене в церковь или нет, начались семейные проблемы.

«Галя отстаивала свою точку зрения, а я свою. После очередной ссоры я пошел в мечеть, к таджикскому мулле и рассказал о ситуации», – рассказал Хуршед.

Хуршед ждал, что мулла даст ему совет, как он может обратить супругу в ислам, но он услышал совсем иное.

«Ни в коем случае не заставляй ее отказываться от своей веры, раз она христианка по рождению, пусть такой и остается», – сказал ему мулла.

По словам священнослужителя, мусульмане должны почитать свою религию, но прежде –  должны уважать вероисповедание остальных людей, будь то христиане или иудеи.

«Если бы ты так повел себя, что жена сама хотела бы принять ислам, то это бы тебе зачлось, так как ты бы преувеличил ряды мусульман. Но так как она исповедует свою религию и настаивает на своем, ты не должен этому противиться, а должен принять ее такой, какой она есть», – подчеркнул мулла.

Хуршед вспоминает, что тогда этот совет его очень сильно разочаровал.

«А что же мои дети, разве они не будут теперь мусульманами?», – с тревогой спросил он. Мулла ответил, что в таких семьях, дети только по достижению совершеннолетия могут выбрать себе религию.

Так они и стали жить: Галина ходила в церковь, Хуршед – в мечеть. Даже вернувшись в Таджикистан, каждый и сегодня придерживается своей религии. Они вместе отмечают праздники Рамазан и Курбан, режут барана,  а на Пасху разукрашивают яйца и ставят пасху.

Кстати, сыну Хуршед все же сделал обрезание.  Повзрослев, он выбрал ислам, а дочь предпочитает быть атеисткой, хотя и вышла замуж за мусульманина.

«Всегда вспоминаю того муллу в глухой российской глубинке, от которого я получил мудрый жизненный совет. Иначе не прожили бы мы с Галей целых 26 лет в любви и согласии», – говорит Хуршед.

Что говорит статистика и наука?

Социологические исследования на тему отношения общества к межрелигиозным бракам в Таджикистане не проводились. По мнению ученого-социолога Софии Касымовой, руководителя ОО «Центр гендерного образования», общество интересует больше конфессиональная, а не национальная принадлежность брачующихся сторон.

По мнению экспертов, особенно настороженно к таким бракам относятся в сельской местности.

Саодат Амиршоева. Фото ozodi.org

Даже с высоких трибун можно услышать осуждение смешанных браков. В 2013 году депутат таджикского парламента Саодат Амиршоева заявила, что религиозно-смешанные браки могут разрушить генофонд таджикской нации.

Особенно неприемлемыми считаются браки между мусульманками и женихами, придерживающимися других конфессий. Например, в советское время дочь одного известного народного поэта вышла замуж за русского. Этот поэт подвергся такому осуждению, что он формально был вынужден порвать с дочерью все отношения. Хотя, по словам его друзей -литераторов, которые сообщили об этом, поэт уважал выбор дочери.

Упомянутая выше Амиршоева также сказала, что «таджикам-мусульманам можно жениться на женщинах других религий, но девушкам лучше этого не делать».

«Но я против, чтобы таджикские девушки-мусульманки выходили замуж за мужчин другой религии, особенно за китайцев», – сказала она.

Также по вопросу межрелигиозных браков нет достоверной статистики. Есть статистика по межнациональным бракам, но данные об этом издаются каждые два года. Как сообщили журналисту CABAR.asia в Агентстве по статистике при Президенте РТ, у них нет еще итоговых данных даже за 2018 год. Согласно старым данным за 2012 год, из общего количества зарегистрированных официально браков в РТ (94730 браков), 5,7% или 5413, составляют – межнациональные. 

Из этого количества 4542 человек составляют представители других национальностей, но единой, исламской религии. Это узбеки, туркмены, казахи, киргизы, в общем, 83%  из общего числа межнациональных браков, а 5% составляет брак с русскими (274 человек), 1,1 % (61 человек) – с украинцами, 515 человек (9,5%) с другими национальностями, среди которых, возможно, есть представители других религий.

Между тем, каждые два года Агентство по статистике при Президенте РТ издает Демографический сборник, в котором есть данные о межнациональных браках. Так, согласно такому ежегоднику, изданному в последний раз в 2018 году, в 2017 году всего в РТ было зарегистрировано 78637 браков, из которых 3093, то есть 3,9% от общего количества составляют межнациональные браки. Заметим, что в сравнении с городским населением (1047 случаев, 3,5%), сельчане чаще вступают в браки с представителями других национальностей (2046 браков, 5,2%).

Ожидается, что полная картина по межрелигиозным бракам может появиться только в 2020 году, когда будет проходить перепись населения. Пункт «Религия, вероисповедание» будет впервые предусмотрен в этой переписи. До этого, такие статистические данные не собирались.

Нужно быть толерантным и быть готовым на компромисс

В Совете улемов Таджикистана заявили, что те, кто вступают в межрелигиозный брак, должны быть готовы к непониманию со стороны родственников.

«Чтобы жить в счастливом браке представителям двух разных религий надо быть очень толерантным к нормам и традициям другой религии, быть готовыми встретить непонимание или неуважение со стороны кого-то из своих собственных родственников или друзей», – считают в Управлении духовенства страны.

По словам одного из представителей Совета улемов, который пожелал остаться неизвестным, если люди разных религий любят друг друга так сильно, что готовы на межконфессиональный брак, то они смогут и пойти на компромисс относительно выбора вероисповедания своих детей. Например, предоставят детям свободу выбора веры по достижению сознательного возраста.

По словам религиоведа Рустама Азизи, никох между мужчиной-мусульманином и женщиной-иудейкой или христианкой (крещённой) считается дозволенным и допустимым.

“Сегодня разрешены вам блага; и пища тех, кому даровано писание (иудеи и христиане), разрешается вам и ваша пища разрешается им. И целомудренные из верующих и целомудренные из тех, кому даровано писание (иудейки и христианки) до вас, если вы им дали их вознаграждение, будучи целомудренными, не распутничая и не беря наложниц”, – процитировал Азизи пятую суру священного Корана «Аль-Маида».

По его словам, следуя этому, мусульманин может жениться на христианке или иудейке без их перехода в ислам.

По словам аспиранта Института философии, политологии и права Академии наук РТ Холмахмада Раджабова, о межэтнических и межконфессиональных браках говорится в «Шахнаме» Фирдавси и отсюда следует, что такое явление имело место с древних времен.

«Согласно некоторым исследованиям, в Иране и Туране существовали межэтнические и межрелигиозные браки между зороастрийцами и иудеями», – отмечает он.

Также, по его данным, во времена Бухарского эмирата имели место смешанные браки между мусульманами и евреями, которые говорили на таджикском языке и публично поддерживали нормативные правила и ценности, принятые в мусульманском сообществе, но исповедовали иудаизм.

Алла Куватова. Фото: “Немецкая волна”

Социолог Алла Куватова считает, что ситуация в сфере межрелигиозных браков в Таджикистане кардинально изменилась в 90-е годы.

«Как и во всех сферах общества, здесь тоже произошла своего рода трансформация», – говорит Куватова.

В обществе повысилось значение ислама и сейчас представители титульной нации стараются вступать в брак с мусульманами. Трудовые мигранты в России женятся на русских и представителях других национальностей при условии, что те примут ислам.

«При этом довольно редки случаи, когда девушки-таджички выходят замуж за иноверцев при условии их отказа от религии», – отмечает социолог.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».