© CABAR – Центральноазиатское бюро по аналитической журналистике
При размещении материалов на сторонних ресурсах, гиперссылка на источник обязательна.

Плюсы и минусы таджикской стратегии против экстремизма и терроризма

В стратегии Таджикистана по противодействию экстремизму и терроризму признается важность привлечения институтов гражданского общества и каждого гражданина, отмечает таджикистанский ученый Шерали Ризоён, в статье, написанной специально для CABAR.asia.


Подпишитесь на нашу страницу в Facebook!


 Краткий обзор статьи

  • В 2000-е годы в Таджикистане среди молодежи происходил процесс отхода от светских ценностей; 
  • В 2014-2016 гг. наблюдался рост привлечения граждан в организацию “Исламское государство”(ИГ). Вербовка в основном происходила среди трудовых мигрантов. Также вербовщики использовали социальные сети;
  • В эти же годы сформировалась потребность в разработке комплексной государственной политики по противодействию экстремизму и терроризму;
  • В принятой Таджикистаном «Национальной стратегии по противодействию экстремизму и терроризму на 2016-2020 годы экстремизм и терроризм признается комплексной проблемой;

Кризис идентичности: «советские» инструменты уже не работают

Опыт страны в деле профилактики экстремизма можно разделить на несколько этапов, которые отражают текучие внутренние социально-политические процессы, а также международные тенденции в свете активизации террористических групп и актуализации экстремизма как негативного явления[i].

Сегодня Таджикистан и другие страны региона вошли в этап пострадикализации, и поэтому проблематика экстремизма и терроризма впитывает в себе новое содержание. В этом ключе, сообщение СМИ о ликвидации лидера организации “Исламского Государства” (ИГ) Аль-Багдади может привести к диаметрально-противоположным последствиям. Можно предположить, что на базе ИГ появится такая же структура, но уже более устойчивая и организованная. Феномен ИГ показал, что, экстремисты, спекулируя на проблемах в сообществах, где проживают мусульмане, сравнительно легко могут вербовать себе там сторонников.

В этом свете основным вызовом является конструирование политики по ресоциализации и реабилитации лиц (а также членов их семей, первую очередь жен и детей имеющие опыт нахождение в территориях контролируемые ИГ и другими террористическими организациями). С учетом данного фактора анализ «Национальной стратегии Республики Таджикистан по противодействию экстремизму и терроризму на 2016-2020 годы»[ii] (далее «Национальная стратегия-НС») может показать насколько принятие данного документа было своевременным, и какие дополнительные механизмы следует разработать для новой редакции.

Таджикистан в числе первых государств на постсоветском пространстве, столкнулся с всплеском экстремистской идеологии, и он же первым разработал и принял документ в виде Национальной стратегии. Таким образом, краткий анализ национального опыта Таджикистана имеет как теоретико-методологическое, так и практическое значение.

Анализ ситуации по противодействию и профилактике экстремизма и терроризма (до принятия НС)

Существенным элементом радикализации граждан, в первую очередь молодежи в 2000-х годы является то, что происходил процесс отхода от светских ценностей. Этот процесс можно объяснить явлениями связанные с поиском идентичности: точнее с кризисом идентичности, который наблюдался в этот период.

Основным моментом было то, что инструменты, влияющие на формирование мировоззрения молодежи и разработанные в советский период и на заре независимости больше не работали. Существующие традиции все меньше влияли на убеждения молодежи. Этот процесс сопровождался внешним идеологическим натиском. Молодые люди, которые получили религиозное образования за рубежом начали насаждать «правильный» ислам. Когда существующие ценности были во-многом дискредитированы, а новые еще не сформировались – возникла идеологическая пустота, которую стали активно заполнять адепты радикальных организаций, вербующие молодежь в свои ряды.

Эти процессы начались в нулевые годы в городах, где были выявлены активные ячейки «Хизб-ут-тахрира», с участием, в том числе, представителей образованной молодежи из обеспеченных семей. После 2005-х годов популярность приобрел салафизм как молодежная субкультура. Анализ материалов СМИ и результаты полевых исследований показывают, что в те годы в городах сформировались активные ячейки «салафитов». Одновременно в нулевые годы в сельской местности, прежде всего, севера Таджикистана происходила активизация ИДУ (Исламского движения Узбекистана), «Хизб-ут-тахрир», и др. Уже после 2010 года как в городах, так и в сельской местности произошла активизация вербовки граждан в «Ансаруллох», «Джундуллох» и т.п.

Список разыскиваемых экстремистов. По данным милиции, в первой половине 2017 года были экстрадированы 18 разыскиваемых жителей Согдийской области. Спитаменский район, 18 августа 2017 г. Фото: Негматулло Мирсаидов/orien.info

На сегодняшний момент 20 организаций и групп в Таджикистане решением Верховного суда признаны террористическими и экстремистскими и их деятельность запрещена на территории республики[iii]. Большинство решений о запрете было принято в 2000-х годах.

Для понимания особенностей роста экстремистских идей важно рассмотреть следующие моменты:

Фактор месторасположения. Первые ячейки экстремистских организаций появились в начале нулевых годов в трансграничных регионах. Это, прежде всего, север Таджикистана – Ферганская долина, где общество более консервативно. Сама Ферганская долина находится на стыке трех государств, где городские центры сохраняют экономические и культурные связи. Поэтому тенденции, которые наблюдались в Ферганской долине, по существу влияли на религиозную среду всех государств (Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана). Другим немаловажным влияющим фактором можно назвать ситуацию в Афганистане, где на протяжении 40 лет идет гражданская война, и активными сторонами выступают противоборствующие партии исламского толка.

Фактор религиозного самосознания. После 2000-х годов в целом в стране наблюдался процесс изменения религиозной идентичности граждан. Особенно ярко он был выражен среди жителей городов и трудовых мигрантов. В нулевые годы начался процесс роста религиозного самосознания среди трудовых мигрантов, которые все чаще практиковали ислам, отличающийся от традиционного. В этот период также происходил процесс отчуждения от национальной и «постсоветской» традиций и обычаев, ставился вопрос насколько для мусульман приемлемо праздновать Навруз, Новый год и т.д.   

Тенденции радикализации до принятия НС. Впервые в современной истории Таджикистана произошел теракт с участием смертника. Инцидент случился в Худжанде, в сентябре 2010 года перед зданием Регионального отдела по борьбе с организованной преступности (РУБОП) УМВД Согдийской области. Террорист из экстремистской организации «Джамоати Ансоруллох», на машине, начиненной взрывчаткой, врезался в здание РУБОП, во время утреннего собрания. Этот факт показывает рост угрозы экстремистской идеологии, так как, за 5 лет гражданской войны 1992-1997 гг. противоборствующие стороны смертников не использовали.

В Худжанде, в сентябре 2010 года возле здания РУБОП впервые в истории Таджикистана произошел теракт с участием смертника. Фото: ozodi.org

В 2014-2016 гг. наблюдался рост привлечения граждан в ИГ. По данным полевых исследований, вербовка в основном происходила среди трудовых мигрантов. Также вербовщики использовали социальные сети.

По данным ГКНБ РТ на 19 ноября 2018 к террористам ИГ всего присоединились 1899 таджикских гражданина[iv]. Значительная их часть была завербована именно в 2014-2016 годы, и это происходило в условиях трудовой миграции.

Таким образом в эти же годы сформировалась потребность в разработке комплексной государственной политики по противодействию экстремизму и терроризму, а также по реабилитации граждан-членов террористических групп, осознавших пагубность своих действий.

Анализ структуры Национальной стратегии Республики Таджикистан по противодействию экстремизму и терроризму на 2016-2020 годы

Указом Президента РТ Эмомали Рахмона от 12 ноября 2016 года была утверждена специальная «Национальная стратегия Республики Таджикистан по противодействию экстремизму и терроризму на 2016-2020 годы» и «План действий по реализации Национальной стратегии». Таджикистан стал первой страной Центральной Азии, принявшей подобные документы.

Было запланировано, что Национальная стратегии (НС) будет реализована в три этапа:

Первый этап охватывает 2016 год. Это создание благоприятных предпосылок для реализации Стратегии, привлечение внимания государственных органов, общественности и международных организаций к этой проблеме, разработка планов и проектов по исполнению конкретных пунктов Плана действий по реализации Стратегии.

Второй этап Стратегии – 2017-2018 годы, создание и внедрение механизмов предотвращения и борьбы с экстремизмом и радикализацией, ведущей к терроризму.

Третий этап охватывает 2019-2020 годы. На этом этапе обеспечивается активизация применения механизмов предотвращения и борьбы с экстремизмом и терроризмом, их совершенствование в зависимости от результатов мониторинга. В конце третьего этапа предусматривается обобщение результатов реализации Стратегии и при необходимости формирование предложений по разработке новых документов стратегического планирования в данной сфере.

В НС отражены основные действия государственных органов и институтов гражданского общества, а также обозначена новая интерпретация проблематики экстремизма и терроризма, что отражено в следующих смыслах:

– признание экстремизма и терроризма как комплексной проблемы. Поэтому нужна разработка и реализация «комплекса мер, направленных на нейтрализацию идеологических, социально-экономических, правовых и институциональных факторов их активизации»[v].

– важность повышения уровня политической культуры и правовой грамотности населения как факторов стабильного развития общества, необходимость их защиты и соблюдения со стороны госорганов;

– признание фактора коррупции препятствием на пути реализации прав и свобод граждан, разработка и реализации госпрограмм по борьбе с ней с привлечением общественности;

– признание фактора неблагоприятных социально-экономических условий. Признание того что отсутствие возможности самореализации личности и чувство безысходности могут послужить почвой для формирования экстремистских настроений и повышения уровня радикализации общества. В этом ключе недовольная промежуточными результатами социально-экономических реформ часть населения, может легко поддаваться экстремистским призывам;

– признание того что падение уровня социально-экономического благосостояния и маргинализация населения может создавать угрозы радикализации. Необходимо повышать благосостояние и уровень культуры населения, создавать мотивацию для конструктивного, здорового образа жизни, обеспечивать возможности для адаптации и для участия в жизни общества социально уязвимых слоев населения и т. д.;

– признание важности наличия национальной идеи как заслона на пути проникновения и распространения радикальных идей. Деятельность радикальных религиозных организаций на глобальном уровне выступает серьёзным вызовом для такой идеи, так как они стремятся создать единое теократическое государство. Поэтому необходимо разработать и реализовать национальную идею, объединяющую в себе принципы открытого гражданского общества и духовно-нравственных традиций таджикского народа;

– важность обеспечения свободы совести и убеждений, право самостоятельно определять отношение к религии; содействовать получению религиозного образования;

– важность обеспечения получения качественного образования, организации досуга и решения социально-экономических проблем молодежи;

– важность обеспечения гендерного равенства, повышения социальной активности и роли женщин в жизни общества, а также обеспечения равноправия мужчин и женщин в семейных отношениях;

– важность проведение контрпропагандистской деятельности с использованием современных информационных технологий, так как террористические организации широко используют возможности и потенциал Интернета;

Пан Ги Мун, Генеральный секретарь ООН (2007-2016 г.г.)
“Интернет является наглядным примером того, как террористы могут действовать действительно на транснациональной основе; в ответ государствам необходимо думать и действовать на столь же транснациональной основе”. 

– важность обеспечения трудовых ресурсов рабочими местами в стране, так как трудовые мигранты в странах их пребывания находятся под большим риском радикализации и вовлечения в ряды экстремистских и террористических организаций;

 – важность предупреждения распространения экстремистских взглядов в исправительных учреждениях. Так как в силу своей специфики они подвержены рискам распространения экстремизма и радикализации. Источниками распространения радикальных взглядов выступают лица, осужденные за подобную деятельность, которые часто продолжают вести пропагандистскую деятельность и вербовать заключенных;

– признание уязвимости сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих перед экстремистской пропагандой в силу общения по службе с экстремистскими элементами, изучения экстремистской литературы или непосредственной вербовки и т.д.;

– признание важности привлечения институтов гражданского общества, СМИ, частного сектора и каждого члена общества в предупреждении экстремизма и терроризма как условия достижения успеха;

– важность международного и регионального сотрудничества в противодействии экстремизму и терроризму.

Реализации документа: практические достижения и недостатки

Факт принятия данного документа в условиях Таджикистана безусловно является большим достижением. Это можно обозначить в следующих моментах:

Во-первых, в разработке документа приняли участия представители компетентных государственных органов, гражданского общества, эксперты и религиозные деятели. Для создания НС был изучен международный опыт, проведено национальное исследование во всех регионах страны (в котором были представлены широкие слои таджикского общества). Данный позитивный опыт показывает, что привлечение различных групп общества может гарантировать разработку действенного документа и может сыграть положительную роль в построении светского и демократического государства.

Во-вторых, в тексте НС и в Плане реализации НС отмечается важность участия гражданского общества, частного сектора и каждого отдельного гражданина в профилактике и противодействии экстремизма и терроризма. В плане реализации НС говорится о том, что компетентные госорганы должны содействовать появлению общественных организаций, занимающихся профилактикой экстремизма и терроризм. Это, безусловно, является шагом вперед в развитии гражданского общества.

В-третьих, проведение в рамках реализации НС исследований по мониторингу ситуации, со стороны государственных и общественных организаций, способствовало изучению причин и факторов, способствующих радикализации. В нулевые и в начале 2010 годов было трудно проводить масштабные исследования. Но, с принятием документа мы сегодня имеем ряд аналитических докладов по результатам социологических и качественных исследований, которые с различных сторон объясняют причины и последствия радикализации.

В-четвертых, за последние несколько лет были защищены ряд докторских и кандидатских диссертаций по проблематике экстремизма в сфере политологии, философии, и юриспруденции. В этих работах анализируются соответствующий национальный опыт Таджикистана. Другими словами, из-за актуальности данной проблемы значительное количество соискателей выбрали различные аспекты тематики экстремизма и терроризма в качестве темы своих диссертаций и в ближайшие 3-5 лет мы будем свидетелями защиты новых научных работ.

В-пятых, в рамках исполнения Плана реализации НС центральные и местные органы исполнительной власти разработали собственные планы действий по предотвращению экстремизма и радикализма. Во всех регионах страны была проведена масштабная профилактическая работа, в результате которой важность противодействия экстремизму и терроризму была доведена до большого количества граждан.

В-шестых, за период реализации НС заметно улучшился доступ молодежи к спортивным и культурным учреждениям. Во всех регионах страны, особенно в Душанбе были построены спортивные площадки для футбола и волейбола и т.д. Сегодня во всех регионах страны функционирует образовательные центры по изучению языков, построены несколько новых домов культуры и театров. Созданная инфраструктура в среднесрочной перспективе сыграет существенную роль в деле позитивного развития молодежи.  

Недостатки и недочеты Стратегии

В качестве недостатков и недочетов в реализации НС можно назвать следующие моменты, которые касаются всех слоев таджикистанского общества:

Во-первых, текст и план реализации НС формируют широкие ожидания общественности от возможных результатов. В силу объективных причин ряд положений плана реализации не были воплощены в жизнь. В первую очередь, это связано с финансированием отдельных мер и мероприятий.

Во-вторых, в стране не сформировалось сообщество НПО, которые на должном уровне работают по профилактике экстремизма. Многие работающие в этом направлении НПО стали заниматься этим в силу актуальности проблемы, а также из-за возможности получения грантов. Поэтому устойчивость многих проектов НПО трудно оценить.

В-третьих, в освещении проблем экстремизма и терроризма наблюдались «мифические» и конструируемые «реальности». В стране не сформировался пул журналистов, которые могли бы профессионально освещать данную тематику. Особо нужно подчеркнуть использование языка вражды и демонизации экстремистов.

По мнению таджикского эксперта Рустама Азизи, граждан, привлеченных в экстремистские группировки можно разделить на две группы: активных или идейных радикалов, которые трудно поддаются реабилитации и тех, кого можно переубедить, т.е. пассивные радикалы или сопутствующие жертвы радикализации[vi]. В материалах СМИ обе группы выдавались как единое целое. Также наблюдается использование неуместных терминов, «оправдывающих» действия экстремистов. Работа с журналистами по вопросу освещения проблем, связанных с экстремизмом и терроризмом будет сохранять особую актуальность.

В-четвертых, проводимая профилактическая работа в регионах нуждается в серьёзном изменении. Нужны новые социальные конструкты и социальная инженерия, учитывающая специфику регионов и их потребности.

Материал по теме: В чем нуждаются дети, вернувшиеся из Ирака?

В-пятых, эксперты и аналитики Таджикистана не смогли на должном уровне презентовать региональному и международному сообществу опыт Таджикистана по профилактике экстремизма и терроризма. Со стороны правоохранительных органов была проведена масштабная работа по: 1) возвращению лиц из территорий “террористической организации ИГ (запрещена в Таджикистане и других странах ЦА, – прим. ред.)”; 2) возвращению детей из Ирака; 3) возвращению лиц, подозреваемых и членстве экстремистских организаций и т.д. Безусловно приоритетной работой в этом направлении будет реализация мер с последствиями радикализации, так как после 2017 года наблюдается снижение вовлечения граждан в экстремистские и террористические организации.

Актуальным направлением работы можно назвать реабилитацию и ресоциализацию возвращенцев. В этом направлении Таджикистан имеет уникальный опыт с 90-х годов ХХ века, когда в страну были возвращены более млн. граждан (беженцев) из Афганистана и других стран. В этапе постконфликтного миростроительства были реабилитированы и интегрированы в мирную жизнь не только мирные граждане, но и боевые соединение бывшей ОТО (Объединённой таджикской оппозиции), часть которых до сих пор находятся на службе в правоохранительных органах страны.

Концептуализация данного опыта и ее использование по реабилитации и реинтеграции возвратившихся, безусловно, может служить успешным примером не только для Таджикистана, но и других государств постсоветского пространства.

Необходимо усилить потенциал гражданского общества, в том числе СМИ, в процессе профилактики экстремизма. В целом, необходимо продолжать развивать партнерство между государственными органами и институтами гражданского общества.

В-шестых, необходимо усилить потенциал гражданского общества, в том числе СМИ, в процессе профилактики экстремизма. В целом, необходимо продолжать развивать партнерство между государственными органами и институтами гражданского общества.

В-седьмых, важна разработка и реализация мягких инструментов, т.е. подходов не силового характера, а больше направленных на конструирование интеллектуальных продуктов, которые могут выступать в качестве альтернативы радикальному мировоззрению в деле профилактики экстремизма и терроризма. Как показывают исследования, экстремистские группировки важное значение придают интеллектуальным продуктам и формируют положительный и привлекательный фон своих идей. Поэтому разработка интеллектуальных продуктов также может сыграть существенную роль в профилактике и противодействии экстремизма на среднесрочную перспективу.  

Все эти недостатки имеют различные причины, в том числе, дефицит финансов или отсутствие необходимого экспертного обеспечения. Указанные предложения можно использовать в процессе подготовки новой редакции НС на последующие годы.


Данная статья была подготовлена в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».


[i] Про этапы профилактики экстремизма в Таджикистане, смотрите статью автора: Ризоён Ш.Ш. Опыт Таджикистана в профилактике экстремизма: проблемы и перспективы// Сборник «Противодействие идеологии терроризма: концепции и адресная профилактика» (Материалы Всероссийской научно-практической конференции). Уфа, 2019. -С.15-24.

[ii] Национальная стратегия Республики Таджикистан по противодействию экстремизму и терроризму на 2016-2020 годы (утверждена Указом Президента РТ от 12 ноября 2016, №776);

[iii] См.: Список организаций, признанных Верховным Судом РТ как террористические и экстремистские (дата обращение 15.03.2017г.). –С.1-2. URL: http://nbt.tj/upload/iblock/ede/sp_ter_org.pdf

[iv] Пешгирии ҷалби ҷавонон ба ташкилоти террористӣ вазифаи ҷомеаи шаҳрвандӣ низ ҳаст/15.11.2018. URL: sadoimardum.tj/ma-lisi-ol/peshgirii-albi-avonon-ba-tashkiloti-terrorist-vazifai-omeai-sha-rvand-niz-ast/ 

[v] Национальная стратегия Республики Таджикистан по противодействию экстремизму и терроризму на 2016-2020 годы (текст). –Душанбе: 2016. –С.3.

[vi] Выступление на международной научно-практической Конференции «Светскость, секуляризм, религиозность на постсоветском пространстве: исторические, юридические и философско-мировоззренческие аспекты» (23-25 октября 2019 года), Бишкек, Кыргызстан